Архив

Archive for the ‘Политика’ Category

Evgeny Morozov из Солигорска против интернета: критика техноутопизма

Влиятельный и популярный на Западе автор из Белоруссии.

В статьях и книге The Net Delusion Морозов выступил с критикой техноутопизма и так называемого «iPod либерализма» — предположения, что технологические инновации (такие как распространение интернета и мобильной связи, блогов и микроблогов, социальных сетей) всегда продвигают свободу и демократию в авторитарных странах.

Вики

Evgeny vs. the internet

Оккультно-мистическая услужливость

«Право на предоставление оккультно-мистических услуг в сфере здравоохранения гражданам имеет гражданин, получивший разрешение, выданное органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации».  Из законопроекта №372966-6, внесенного на рассмотрение в Государственную думу РФ

http://esquire.ru/quotes/#31/10/2013

Математика «деспотических» и «демократических» моделей

Если исходить из того, что «деспотизм» естественен для животного мира, то, значит, альфа, лидер стада, всегда принимает то или иное решение, а остальные ему следуют. Ибо он (или она, так как это может быть и самка), мол, знает лучше, став результатом генетической селекции, согласно законам дарвинизма.

Ропер и Конрадт создали математические модели поведения для «деспотических» и «демократических» моделей в животном мире и пришли к неожиданным выводам. «Демократия» всегда оказывалась более эффективным способом принятия решений – что в краткосрочном, что в долгосрочном плане. При «единоличной» форме решений резко возрастают риски ошибок и впадания в крайности, что создает в конечном счете угрозу сохранности популяции.

Тег «Далее»

«Новое варварство» как проблема российской цивилизации

А.Кара-Мурза в своей книге «Новое варварство» как проблема российской цивилизации» пишет: «Русская цивилизация структурировалась как «военный лагерь» (об этом писали С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, А.А. Кизеветтер), когда непосредственное материальное производство (осуществляемое «тягловым сословием») было подчинено системе распределения жизненных ресурсов среди «служилого сословия» (читай — опричники, жандармы, судьи, офицеры МВД, братки. — А.С.К.), обеспечивающего защиту и руководство, духовную интеграцию социума». Иными словами — наработанное тружеником отнималось и распределялось. Это и называется «корпоративно-дистрибуционный принцип».

Это означает, что не столь важно, что и как производится, — важно то, как это распределяется. Собственно, такое общество и называется «варварским обществом». Почему этот тип общества философ Соловьев считает варварским?

В статье «Птенцы Петра Великого» (1861) он задается вопросом: «Что такое общество варварское и общество цивилизованное? Какое существенное различие между ними?». И отвечает: «Основной признак варварства есть… стремление самим не делать ничего или делать как можно меньше и пользоваться плодами чужого труда, заставлять другого трудиться на себя…».

В противоположность этому обществу существует более высокая ступень развития общества, — где личность стремится к развитию собственных ценных качеств.

Всех, естественно, мучает вопрос: когда же происходит переход от «варварства» к «цивилизации»? Философ Соловьев отвечает: «Общество выходит из состояния варварства, когда является и усиливается потребность в честном и свободном труде, стремление жить своим трудом, а не на счет других; человек растет нравственно трудом, общество богатеет и крепчает…»

А. Кончаловский

РГ отсюда

Г. Померанц: преодолеть византийское наследие правового хаоса и деспотизма

Померанц: Вам надо прочесть статью отца Георгия Чистякова, который получил хорошее классическое образование. И он говорит о пороках греческого наследия, которые нам надо изжить, потому что греческая цивилизация бездарна в создании государства, не умеет создавать, она создает хаос.
<…>
… [Чистяков писал о] политической ущербности греческой цивилизации, гениальной в философии, в искусстве и во многом другом превосходящей Рим. Но в правовом и административном отношении греческая цивилизация была ущербна. Она не сумела сделать свой язык единым языком всего культурного круга.
<…>
[Чистяков] Просто описывает греческую цивилизацию, указывая, в чем заключается ее отличие от латинской. Его, если хотите, лозунг: мы должны преодолеть византийское наследие правового хаоса и деспотизма, который возникает из правового хаоса. Мысль его достаточно ясная: правовой хаос создает косвенно почву для деспотизма.

Тег «Далее»

Интернет и политические процессы

Интернет в корне изменит суть политического процесса
(«The Guardian», Великобритания)

Трудно представить, чтобы, изменив механизм политического процесса, интернет оставил в неприкосновенности его содержание. Нет, назревает нечто более масштабное. На этой неделе, во время Хэйского фестиваля [ежегодный фестиваль литературы и искусства, проходящий в валлийском городе Хэй-он-Уай, при споснорской поддержке Guardian — прим. перев.] Чарльз Лидбитер (Charles Leadbeater) — сейчас он работает над книгой о воздействии интернета на творческую деятельность — объяснял, что из пассивных потребителей 20 века мы в новом столетии превращаемся в активных участников процесса. Это, по его словам, несомненно идет на пользу демократии, поскольку больше людей получат возможность влиять на происходящее, на пользу равенству, поскольку ломаются барьеры, прежде ‘отсекавшие’ всех, кроме элиты, и на пользу свободе, поскольку люди получают возможность самовыразиться.

Источник

Политические взгляды предопределяются генетикой

“Forty, perhaps 50 percent of our political beliefs seem to have a basis in genetics,” said Hibbing, whose studies were included in Jost’s analysis. While genetics are unlikely to “hardwire” people into being liberal or conservative, Hibbing said that genes could make people more or less likely to have certain values or react to situations in a particular way. 

This knowledge could pave the way to a more tolerant society, Hibbing said.

“If you think your opponents are not just being willfully bullheaded but rather have a kind of biological predisposition toward a set of beliefs, you might not spend as much time beating your head against the wall trying to get them to change,” he said.

http://news.yahoo.com/s/livescience/20070528/sc_livescience/politicalpreferenceishalfgenetic

В основе 40 — 50 процентов наших политических воззрений лежит генетика.
<…>

Это знание может повести к большей терпимости в обществе: если вы понимаете, что ваш оппонент не просто артачится, а генетически предрасположен иметь определенный набор убеждений, то, возможно, вы не будете биться головой об стенку, пытаясь его разубедить.

[Насчет терпимости — это вряд ли]

* * *

Будет не удивительно, если выяснится, что склонность индивидуума быть терпимым к воззрениям других тоже окажется в немалой степени обусловленной на генетическом уровне:-)

:)) Наверняка.

И тут в очередной раз возникает вопрос: если генетические программы изменить невозможно, каковы наши шансы измениться?

Прямолинейные призывы к сознательной части психики, вроде  «будьте хорошими» (или, тем более, «подставьте другую щеку»),  сталкиваются с природными программами и, как правило, им проигрывают.

Необходим метод, который бы отключал или ослаблял действие генетических программ в тех случаях, когда они включаются не к месту.

* * *

Обсуждение в форуме

Москва — третий Рим

(Интересное выступление о Византии).

…в это время Третий Рим был забыт напрочь. Например, Карамзин в своей «Истории..» не упоминает его вообще. Тем не менее, Византия где-то на фоне общественного сознания так или иначе брезжит. В этом смысле очень характерно знаменитое письмо Пушкина Чаадаеву. Чаадаев, оглядываясь на Европу, написал, что мы прокляты, поскольку все взяли у растленной Византии. Пушкин пытается возражать, что мы взяли у нее хорошее, а не взяли плохого. «Нравы Константинополя не были нравами Киева». Кстати, все любят с большим придыханием цитировать его слова, что он не хотел бы для России никакой иной истории, забывая, что слова эти написаны на французском.

Но в целом Византия была политическим образом забыта. По-настоящему она выходит на авансцену в середине XIX века. Первым надо назвать Тютчева. Правда, сама Византия для него не играла никакой роли — но была ему важна в рамках концепции о том, что только через усвоение византийского наследия Россия сможет стать матерью всех славянских стран. «И своды древние Софии, В возобновленной Византии, Вновь осенят Христов алтарь. Пади пред ним, о царь России,- И встань как всеславянский царь!» Такая вот сложная концепция: София важна не сама по себе, а потому что через нее Россия обретет право покровительства над всеми славянскими народами. И к этому относится вторая часть язвительной сатиры Салтыкова-Щедрина про губернатора Бородавкина. «Очень часто видали глуповцы, как он, сидя на балконе градоначальнического дома, взирал оттуда, с полными слез глазами, на синеющие вдалеке византийские твердыни. — Сперва с Византией покончим-с, — мечтал он, — а потом-с… На Драву, Мораву, на дальнюю Саву, На тихий и синий Дунай.. Д-да-с!» Византия оказалась вовлечена в новый идеологический расклад, к которому не могла иметь совсем никакого отношения. Самая концепция национальности в Средние Века, разумеется, не существовала. Если разговоры Пушкина и Чаадаева были отдельными эпизодами, то общественный диалог о Византии после Тютчева начинает вестись невероятно остро.
<…>
По видимости, интерес к Византии лежит, с одной стороны, в провале либеральных реформ и с другой – в невозможности осуществления евразийских проектов с опорой на Восток. Россия оказывается зажата без геополитического фундамента. И в качестве этого фундамента выбирается Византия.
<…>

Сергей Иванов: Идея Шевкунова и людей, писавших ему сценарий, состоит в том, что существовала гигантская роскошная богатая империя, которая была уничтожена интригами Запада. Турки там вообще не упоминаются.

http://polit.ru/lectures/2009/04/14/vizant.html