Главная > Суфизм > Материалы о тарикате ниматуллахи

Материалы о тарикате ниматуллахи


На русском языке.

На сайте ордена:
Духовные принципы и общая информация на сайте ордена

История ордена
Здесь же — Цепь духовной преемственности

Различные сведения из
энциклопедического словаря «Ислам», рассказы и др.

* * *

Ани Корбен о тарикате ниматуллахи:

16. Нур Али-Шах и обновление суфизма в конце XVIII в.

Уже было сказано о парадоксальной ситуации, при которой эзотерики, исповедующие интегральный шиизм, вынуждены были практиковать строгую «дисциплину аркана» по отношению к своим единоверцам, ограничивавшимся экзотерической и законнической религией. Эта дисциплина была еще эффективнее оттого, что практиковалась вне принадлежности к определенному суфийскому тарикату. Более того, начиная с правления сефевидской династии, которая вела свое происхождение от суфия Сефиаддина Ардебили, произошло заражение суфизма политикой, а, следовательно, ослабление суфийского духа и нравов. С этого времни уместнее говорить скорее не о суфиях, а об орафа (теософах-мистиках). Вот почему великий философ Садра Ширази, внутренне бывший суфием, написал книгу, направленную против группы невежественных и распущенных суфиев-маламатья. Нужно принять во внимание и то, что шиит духовного склада уже находится и вполне сознательно на мистическом пути, обозначенном интегральным учением святых Имамов, даже не принадлежа к определенному суфийскому тарикату. Исходя из этого, может существовать тарикат с устной передачей традиции, не оставляющий ни архивов, ни материальных следов. К концу сефевидского периода иранский суфизм находился в глубоком упадке, характеризовавшемся ослаблением и распадом всех организованных тарикатов. На всю страну было только несколько суфиев ордена Нурбахши в Мешхеде и несколько суфиев ордена Захаби в Ширазе.

В этих обстоятельствах дервиш-нигматуллахи из Индии Ма’сум Али морем переправился в Фарс и обосновался с семьей в Ширазе между 1776 и 1779 гг. Он был послан из Индии своим духовным учителем шейхом Шахом Али Реза Деккани для того, чтобы восстановить в Иране орден нигматуллахи, обязанный своим названием Шаху Нигматулле Вали, но возводивший свое происхождение к 8-му Имаму шиитов Али Реза (ум. в 818 г.) через его ученика Ма’руфа Кархи. Ма’сум Али Шах предпринял значительные усилия по духовному возрождению суфизма. С этим возрождением неразрывно связана значительная личность Нур Али-Шаха.

Нур Али-Шах родился в Исфахане в 1757 г. Он был сыном Фаиза Али-Шаха (Мирзы Абдул-Хуссейна) и внуком Муллы Мухаммеда Али, имама-джумэ Табаса, большого оазиса на северо-востоке центральной пустыни. Весть о возрождении, вызванная прибытием Ма’сума Али Шаха, разнеслась до Исфахана; отец и сын вместе выехали в Шираз, где стали духовными братьями в тарикате Ма’сума. Если верить рассказам, то Нур Али-Шах, отличавшийся необыкновенной красотой, был поистине харизматической личностью. Энтузиазм и верность его учеников, к сожалению, компенсировались ненавистью благочестивых ханжей и экзотеристов (ахль аль-захир). Нур Али-Шах умер и был захоронен в Мосуле в 1798 г. в возрасте сорока лет. Он был женат на сестре Ронак Али-Шаха, женщине одаренной большими духовными и поэтическими талантами. Под псевдонимом Хайати она сочинила диван стихотворений.

Творчество Нур Али-Шаха насчитывает 12 произведений, среди которых выделяется большая рапсодия на персидском языке, озаглавленная Джаннат аль-висаль («Парадиз мистического Союза»). В ней разбираются основные темы теософии и мистической практики суфизма. Было задумано выпустить 8 томов книги (под которыми подразумевались 8 врат Рая). Труд остался незаконченным, т.к. Нур Али-Шах умер, написав 3-ю книгу. Его сводный брат Ронак Али-Шах (ум. в 1810 г.) продолжил произведение, закончив 3-й и написав 4-й и 5-й тома. В свою очередь Низам Али-Шах Кермани (ум. в 1826-1827 гг.) написал 6-ю и 7-ю книги. Многие члены тариката были очень плодотворными писателями. Музаффар Али-Шах (ум. в Керманшахе в 1801 г.) написал трактаты Маджма аль-бихар («Слияние морей»), где приводятся точки совпадения между учением Ибн Араби и шиитскими хадисами; Кибрит аль-ахмар («Философский камень»); Бахр аль-асрар («Океан мистических тайн») и т.д. В Кермане он был учеником Муштака Али-Шаха, мученика суфизма (1792 г.), растерзанного чернью.

В первой половине XIX в. один дервиш из Шираза написал под псевдонимом Сайаф большую рапсодию под названием Канз аль-асрар ва Джаннат аль-висаль («Сокровищница мистических тайн и парадиз Союза»). Это огромное произведение, состоящее из 12 томов, насчитывает 3000 страниц. Оно является стихотворным комментарием к хадисам Имамов. Работа была закончена в 1844 г.

Другой дервиш Ма’сум Али-Шах, родившийся в Ширазе в 1854 г. и умерший в 1926 г. оставил большую трехтомную энциклопедию суфизма на персидском языке (Тараик аль-хакаик).

Здесь нужно упомянуть и Сефи Али-Шаха, родившегося в Исфахане в 1836 г. Он провел много лет в Индии, а под конец жизни обосновался в Тегеране, где умер в 1899 г. в окружении многочисленных учеников. Он оказал значительное влияние на иранское общество своей эпохи. Он оставил после себя монументальный мистический тафсир Корана в стихотворной форме. Тарикат Сефи Али-Шаха существует и в наши дни. Упомянем также Султана Али-Шаха (ум. в 1909 г.) из Гунабада (Хорасан), которому наследовал его сын Нур Али-Шах II (ум. в 1919 г.), чье влияние было огромным, а творчество — значительным. Гунабад и сегодня представляет собой штаб-квартиру мощного ответвления суфизма, проникшего во все слои иранского общества. И в наши дни ханака-э нигматуллахи в Тегеране, «полюсом» которой является доктор Джавад Нурбахш, ведет активную деятельность. Под его руководством ханака была реконструирована и выросла в настоящий суфийский университет (библиотека рукописей, музей каллиграфии). Доктор Нурбахш публикует средневековые тексты и за последние годы основал в Иране 50 новых ханака. Он — не только суфийский шейх, но и врач-нейропсихолог, прекрасно разбирающийся в психоанализе.

Источник

Шах Ниматулла и великий персидский поэт-суфий Хафиз

Гробница Муштак Али Шаха и рассказ о его гибели.

Анри Корбен о Муштак Али Шахе .

* * *

О д-ре Джаваде Нурбахше

Джавад Нурбахш и Четвертый Путь

На английском языке:

Тегеранская ханака ниматуллахи в 70-е гг. 20-го века

Публикую полностью, поскольку ссылка не работает:
Bibi Hayati Kermani

Bibi Hayati [Kermani, early nineteenth century] was born into a family with a long tradition of Sufism, in the town of Bam, in the Kerman province of Iran. She was raised under the supervision of her brother Rawnaq ‘Ali Shah, a Shaikh of Nur ‘Ali Shah (one of the masters of the Nimatullahi Order). Perhaps it was due to his guidance that her contemplative life later acquired such brilliance.
In the early years of her maturity, she was taken by her brother to attend one of the Sufi gatherings of Nur ‘Ali. The spiritual light of his presence apparently caused a change of state in her and awakened an intense ardor for spirituality within her. Shortly thereafter, she was initiated into the Nimatullahi order. Progressing gradually but steadily in both the esoteric development (sayr) and exoteric ethics (soluk) of the Sufi path, Hayati succeeded in acquiring virtues of both a spiritual and secular nature.
Eventually, the relationship between master and disciple exerted a further attraction over Hayati, and she fell under the sway of the lightning flash of human love. Soon afterwards, she married Nur ‘Ali Shah, then master of the Nimatullahi Order. In her own eloquent words:
The arrow of my supplication reached the target of Nur ‘Ali Shah’s acceptance. An aurorial breeze wafted to my soul where the whiteness of the sun of the true dawn broke. The sun of his loveliness, in whose atmosphere the bird of my soul soared like a moth of dancing light, suddenly shone forth. My outcast eye opened to the light of his world-adorning countenance.
Hayati’s Sufi life, in conjunction with the wife/husband relationship, only served to further perfect her poetic and spiritual nature. She became a rhapsodist in the orchard of love and affection. Knowing his wife’s poetic inclination, Nur ‘Ali Shah finally requested that she try her hand at verse. As Hayati writes in the introduction to her Divan, «One day that king in the climes of Gnosticism, that guide in the lands of heart and soul, parted his pearl-strewing lips while in the midst of conversation and declared: If you must adorn yourself, you should become a diver in the profound ocean of rhetoric, breaking open the pearl-laden oysters of verses, till you gird about yourself an ode of decorative jewels.
In an attempt to excuse herself, Hayati insisted that she was neither a man of letters nor of the pen.
«But being a lover,» replied Nur ‘Ali Shah, «is the work of men, since the seeker of the Lord is male. In the realm of love, sincerity, and Sufism, you too are a man. True manhood is courage. The real man is one who never retreats, who remains constant once he has put down his feet in search of perfection.»
Following her master’s command, Hayati set her hand to compose a Divan of poems, which eventually came to constitute a remarkable collection of profound and beautiful verses. Reviewing her collected poems, it appears that Hayati was perfectly acquainted with both the exoteric and esoteric (or mystic) sciences. She adhered both to the external principles of her religion and to the fundamentals of Sufi Gnosticism. In addition, she possessed a highly practical nature and a talent for domestic organization. She was accomplished not only in the ways of Love, but often demonstrated her capacity as a warm-hearted caretaker and cook for her Sufi brothers and sisters.
… Insofar as can be gathered from her poems (in particular her «Ode to the Cupbearer» (Saqinama), Hayati was perfectly acquainted with the conduct of Sama’, as well as the different varieties of Persian musical scales.
Hayati bore Nur ‘Ali Shah a daughter by the name of Tuti, and it is said that she, like her mother, possessed a command of literature and was given to the expression of mystical subtleties. Tuti eventually married Sorkh ‘Ali Shah, one of Nur ‘Ali Shah’s disciples from Hamadan. Tuti’s youngest son was Sayyed Redha, one of the renowned Shaikhs of the Nimatullahi Order. At age sixty-five, God bestowed on him a son by the name of Mohammad Said Khushcheshm, also a renowned Shaikh of the Nimatullahi Order.
http://www.thebangladeshtoday.com/archive/November/24-11-2005.htm

Литература:
Peter Lamborn Wilson,
Kings of Love: The Poetry and History of the Nimatullahi Sufi Order of Iran (with Nasrollah Pourjavady),
Tehran 1978.

(Imperial Iranian Academy of Philosophy Tehran 1978. PP 266, Preface by Seyyed Hossein Nasr , Introduction, Note, 3 Appendices, Bibliography, Index).

* * *

Изображения в галерее «Страна Востока» и Мавзолей Шаха Ниматуллы

* * *

Анри Корбен о Шахе Ниматулле

11. Нигматулла Вали Кермани

Это имя неотделимо от истории шиитского суфизма последних семи столетий в Иране. Амир Нураддин Нигматулла родился в 1329-1330 гг. в семье Сейидов, возводящих свою родословную к 5-му Имаму Мухаммеду аль-Бакиру. В возрасте 24 лет он совершил паломничество в Мекку, где провел семь лет, став учеником шейха Абдуллы аль-Йафи. Он последовательно жил в Самарканде, Герате, Йезде. Нигматулла пользовался благосклонностью Шахруха, сына Тамерлана, и наконец обосновался на юго-востоке Ирана, в Махане около Кермана. Умер он 22-го раджаба 834 г.х./5 апреля 1431 г., прожив более ста лет. Помимо дивана мистических поэм он оставил сотню сочинений, собрание которых насчитывает около тысячи страниц. Они еще только готовятся к изданию, так что предпринять какую-то методическую классификацию пока сложно.

Эти сочинения являются комментариями коранических аятов, хадисов Имамов, произведений Ибн Араби. В них прослеживаются мотивы, свойственные двенадцатиричному шиизму (12-й Имам, валайат как сакральная мисия святых Имамов и эзотерика пророчества). «Эзотерика валайата подразумевает сущностное Единство, которое есть абсолютный Absconditum (отсутствие). Однако уровень вечных сущностей подразумевает знание множества, т.к. Единство, будучи прявленным, одевается во многие одежды. Вечные сущности — это формы божественных Имен на том уровне, где возможно познание, ведь эпифания божественных Имен и Атрибутов, в частности, приводит к умножению Имен».

Сегодня Махан является святилищем иранского суфизма. Его посещают бесчисленные паломники. Нигматулла почитается как король (шах) дервишей; он — «Шах Нигматулла Вали». Это имя он получил в основанном им ордене Нигматуллахи, к которому относится большая часть существующих в Иране тарикатов.

Анри Корбен. «История исламской философии».

Отсюда

* * *

Англ.:

Интервью
с Ирвингом Карчмаром, дервишем братства Ниматуллахи. Он автор книги «Повелитель джиннов», опубликованной нами на русском языке.

Irving Karchmar has an M.A. in Philosophy from DePaul University in Chicago, and has worked on such varied magazines as Hustler and the American Bar Association (ABA) publication, Human Rights Magazine.Between 1977 and 1985, he was editor and publisher of Fantastic Films magazine ….What would you say has been your most significant achievement as a writer?I don’t know that I have achieved anything significant as a writer. I loved writing the book, and many readers seem to love it also. One reader told me she can’t wait to have children so she can read the book to them. That may be the nicest thing anyone has ever said to a writer, as least to this writer.How did you get there?With the love and teaching of Dr. Javad Nurbakhsh, Master of the Nimatullahi Sufi Order, and by the grace and mercy of God. There is no other way to get anywhere.
* * *
Материалы международной конференции, посвященной Шаху Ниматулле Вали (на англ.):http://www.ssnv.org/
* * *
Из часто задаваемых вопросов Вопрос:
Сколько дервишей в братстве Ниматуллахи, сколько существует ханак (центров)?Ответ:
Численность ордена Ниматуллахи, согласно энциклопедическому словарю «Ислам», от 100 до 300 тысяч человек. (Данные, видимо, на конец 70-х гг 20 века). Попадаются упоминания и о 500 тысячах: http://www.sufism.ru/forum/viewtopic.php?t=1152
Трудно сказать, на чем основываются авторы, и точное число назвать вряд ли возможно. Известно, что это наиболее распространенный орден на территории Ирана и один из наиболее активно действующих на Западе. За пределами Ирана в настоящее время открыто около 30 центров. Частичный список: http://www.sufism.ru/orden/cent.htmВопрос: принимают ли в братство всех желающих?
Ответ: нет, принимают не всех желающих.Вопрос: сколько стоит обучение?
Ответ:

Мастер и шейхи ордена не получают денег от своих последователей и не обеспечивают их. В целом, от учеников не требуется регулярной платы, а если индивидуальный взнос сделан, он идет на нужды всего сообщества http://nimatullahi.sufism.ru/
Вопрос: кто решает вопрос о приеме в братство?
Ответ: этот вопрос решает шейх.Вопрос: Взаимодействует ли орден Ниматуллахи с другими суфийскими братствами?
Ответ: Орден Ниматуллахи сотрудничает со многими другими братствами. В частности, в журнале «Суфий», который издается орденом, публикают свои материалы дервиши разных суфийских арикатов.Вопрос: Как относятся суфии к употреблению наркотических веществ?Ответ: В Ордене Ниматуллахи к употреблению гашиша и прочих наркотических веществ относятся неодобрительно.  На сайте Ордена можно прочитать, что одним из принципов братства является «строгое порицание использования гашиша и других наркотиков, вызывающих привыкание».Вопрос: Как суфии относятся к аскетизму, затворничеству?Ответ: Суфийский путь не основан на аскетической практике. Аскет, отворачиваясь от этого мира, обращается к миру загробному. Суфий — притянутый Божественной Любовью, отказывается от обоих миров. Его аскетизм состоит в том, чтобы быть свободным от всего, что не есть Бог.Нищему у Твоей двери
Не нужно восемь Райских садов.
Пленник Твоей Любви
Свободен от обоих миров.
ХафизСуфий считает, что тот, кто не найдет Истину в этом мире, не достигнет ее и в следующем. Жить в гармонии с обществом, быть внешне среди людей, но внутренне — с Богом, считается в суфизме проявлением человеческого совершенства.»Тот истинный святой, кто живет среди людей. Ест и общается с ними, вступает в брак, растит детей, покупает и продает на базаре. Но и на миг не забывает Бога».  Абу Саид* * *»Генеалогия суфизма»:
http://www.mtoshahmaghsoudi.org/old_mto_languages/sufismGeneology.pdf
* * *
Леонард Луисон. Введение в историю современного персидского суфизма: орден Ниматуллахи.An Introduction to the History of Modern Persian Sufism, Part I: The Nimatullahi Order: Persecution, Revival and Schismhttp://links.jstor.org/sici?sici=0041-977X%281998%2961%3A3%3C437%3AAITTHO%3E2.0.CO%3B2-6&size=LARGE&origin=JSTOR-enlargePage#abstractВ иранском суфизме (тасаввуф) в девятнадцатом и двадцатом веке доминировали два суфийских тариката, Ниматуллахийа и Захабийа.The history of Sufism (tasuwwuf) in Iran in the nineteenth and twentieth
centuries has been dominated by two Sufi tariqas, the Ni’matullahiyya and the Dhahabiyya. In contrast to other orders in Iran, whose impact has been more on popular than on ‘high culture’, these two orders have made the most important contributions to the mystical intellectual tradition in Persia in regard to hikmat, ‘irfan and tasawwuf.
* * *
Ниматуллахи и Сефевидская династия ИранаГод спустя [примерно в 1501г — ред.l] Шах Исма‘ил, Сефевид, завершил завоевание Ирана, обязав все его население придерживаться шиитской идеологии. Это привело к коренному повороту в ориентации Ни‘мату’ллахи на принадлежность к данной ветви ислама, поскольку «после появления Исма‘ила, — как пишет об этом Амир Арджоманд, — братство объявило себя шиитским и заключило многолетний союз с Сефевидами».<…>Внук Шаха Мухиббу’ллы, сын Сафи ад-Дина, по имени Мир Низам ад-Дин ‘Абд ал-Баки Язди [дервиш Ниматуллахи — ред.] вскоре настолько прославился, что его пригласили занять высший чиновничий пост государства и стать вакилом, что было равнозначно месту визиря или премьер-министра в других исламских правительствах.Назначенный вакилом в 1512 г. ‘Абд ал-Баки стал третьим персом, занимающим этот пост. И действительно, он пользовался таким доверием Шаха Исма‘ила, что вскоре занял еще более высокий и влиятельный пост, а именно — стал полномочным заместителем суфийского монарха, что приблизительно равнозначно посту лорда-гофмейстера при британском королевском дворе (вакил-и нафс-и нафис-и хумаюн). (62)Подобно его двоюродному деду Мир Хабибу’лле, которого бахманидский царь ‘Ала‘ ал-Дин Ахмад II (царств. 1436–58) нарек «Божьим Воителем» (гази), у ‘Абд ал-Баки были способности военачальника, однако скорее его искренняя суфийская натура, нежели воинская доблесть, привела его к мученической смерти на поле сражения Чалдыран в 1514 г., когда Сефевиды потерпели свое самое сокрушительное поражение в противостоянии оттоманскому войску под предводительством Султана Селима. Как самый приближенный к шаху человек, этот воин-дервиш Ни‘мату’ллахи относился к занимаемому им положению  настолько серьезно, что облачился в доспехи царя и сражался под его знаменем: враг принял его за Исма‘ила и убил, не ведая, что шах на самом деле уже бежал. (63) Говорят, что Мир ‘Абд ал-Баки и еще один суфий Ни‘мату’ллахи Мир Сеййид Шариф Ширази, погибшие на поле битвы Чалдыран, пользовались таким уважением, что Султан Селим лично выразил сожаление об их кончине.<…>Выдающиеся способности Ни‘мату’ллы Баки [верховный шейх братства Ниматуллахи в Иране — ред.] в политике, унаследованные от отца, который возглавлял канцелярию первого министра, и мученическая смерть отца, продемонстрировавшая высочайшую форму преданности сефевидскому правителю Шаху Исма‘илу, без сомнения придали значительный вес продвижению сефевидским монархом его самого и всей ветви семьи в качестве муршидов, а этот титул  подразумевал как политическое, так и духовное влияние в провинции Язд во время правления Сефевидов. В любом случае, в результате этого традиционного назначения, Ни‘мату’лла Баки унаследовал своему отцу в качестве главы семьи и верховного шейха в Иране (73), обладателя титула муршид.Благодаря как доверию и уважению, которыми пользовался отец, так и его выдающимся способностям, На‘им ад-Дин Ни‘мату’лла ал-Баки также занимал выгодное положение, духовное и политическое значение которого было подтверждено великим Шахом Исма‘илом. Последний зашел так далеко, что предложил ему руку своей дочери Ханаш Байгум.<…>Союз Сафавидов и Ни‘мату’ллахи был подвергнут испытанию, когда в 1534 г. глава Ни‘мату’ллахи продемонстрировал силу своего положения, вступив в переговоры с братом Шаха Тахмаспа, предателем, переметнувшимся на сторону враждебных Оттоманов. Его вмешательство смягчило гнев монарха, так что принц Алкас Мирза подвергся всего лишь заключению в узилище, а не казни. (80) Ясно, что вельможа Ни‘мату’ллахи как зять шаха был достаточно близок монаршей семье, чтобы заступаться за заблудших братьев, которые наверняка в какой-то период были его близкими друзьями.<…>Эти брачные узы с Сафавидами стали еще прочнее, когда дочь На‘има [верховный шейх братства Ниматуллахи в Иране, как указ. выше — ред.] вышла замуж за Исма‘ила Мирзу, (81) сына шаха, который в конце концов стал Шахом Исмаилом II (прав. 1576-77). Учитывая заигрывания Исма‘ила с возвращением к суннизму и другие капризы, его правление поистине было счастливой случайностью в истории Сафавидов, (82)Из статьи Терии Грэма «Ниматуллахи в Индии».The Heritage of Sufism. Volume III. Late Classical Persianate Sufism (1501 — 1750).Boston.1999. Ed — L.Lewison. Pp. 178 — 200
* * *
Исмаилиты и Ниматуллахи. На английском языке.Isma’ilis and Ni’matullahis
Nasrollah Pourjavady, Peter Lamborn Wilson
Studia Islamica, No. 41 (1975), pp. 113-135
doi:10.2307/1595401
This article consists of 23 page(s).http://links.jstor.org/sici?sici=0585-5292%281975%2941%3C113%3AIAN%3E2.0.CO%3B2-W&size=LARGE&origin=JSTOR-enlargePage
* * *
В истории суфизма (тасаввуф) в Иране XIX-XX вв. преобладают два суфийских тариката – Ни’матуллахийа и Захабийа. В отличие от других иранских братств, которые повлияли больше на массовую, чем на “высокую” культуру, эти два братства внесли наибольший вклад в мистическую интеллектуальную традицию Персии в отношении понятий хикмат, ‘ирфан и тасаввуф6. Помимо этих братств лишь несколько других тарикатов были в достаточной степени устойчивы или известны для того, чтобы занять видное место в религиозном ландшафте этого периода. Так, хотя братство Накшбандийа “возникло среди говорящих на персидском, и практически все его классические тексты написаны на персидском языке”, влияние этого братства на персидскую культуру “было относительно слабым”7 .В сегодняшнем Иране представители братства Накшбандийапроживают, главным образом, на территории Курдистана и в подавляющем большинстве случаев являются выходцами из местных деревень.
Источник:
Введение в историю современного персидского суфизма, 1 Часть I: Братство Ни’матуллахи: преследование, возрождение и раскол.
ЛЕОНАРД ЛЮИСОН. Центр изучения ближнего и среднего Востока, SO AS, Лондонский университет
* * *
На английском. Статья в «Крисчен Сайенс Монитор» о дервишах ханаки в Бостоне, США.
Images of Islam have pervaded the news media in recent years, but one aspect of the faith has gotten little attention – Islamic spirituality. Yet thousands in America and millions in the Muslim world have embarked on the spiritual path called Sufism, or the Sufi way. Some see its appeal as the most promising hope for countering the rise of extremism in Islam.In recent weeks, celebrations in cities on several continents have marked the «International Year of Rumi.» Sept. 30 was the 800th anniversary of the birth of Muslim mystic Jelaluddin Rumi, who is a towering figure in Sufi literature and, paradoxically, the bestselling poet in the United States over the past decade.In the West, Sufism has appealed to seekers attracted by its disciplined spiritual practices as well as its respect for all faiths and emphasis on universal love.
* * *
* * *
После окончания съемок я пользуюсь случаем, чтобы попытаться сменить собственную перспективу. Со швейцарским послом, представляющим в Тегеране и интересы американцев, а также с тегеранской корреспонденткой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, мы отправились на службу суфийского ордена Ниматуллахи. После длительной молитвы наставник стал читать вслух произведения великих персидских классиков. Более 500 людей напряженно и сосредоточенно слушали это послание любви, и это гораздо серьезнее, чем проповедь о ненависти в пятничной молитве в Коме. Цель мистиков — “отрешение”, фана — альтернатива обращению неверных в свою религию при помощи силы. Находясь под сильным впечатлением от увиденного, я совершил паломничество к склепам и мавзолеям вблизи афганской границы. Здесь человек божий пьянеет без вина, как сказал бы Руми…Ян Бут. Смена перспективы
* * *
23. Мастали Ширванский по имени Хаджи Зейн ал-Абидин [204] ибн Ахунд Искандер, родился в 1194 (1779) г. в Шемахе. Спустя шесть месяцев после его рождения его отец со всем семейством переселился в город Кербела, близ Багдада. До семнадцати лет он учился разным наукам у своего отца и других и был учеником сначала дервиша Ма’сум Али-шаха * Индийского, а потом, отправившись в Багдад, усовершенствовался под руководством Нур-Али-шаха (*-Эти-шахи суть дервишские учителя, а не владетельные лица) Исфаганского. Оттуда он начал путешествие по Ираку Персидскому, Гиляну, Ширвану и Азербайджану, потом по Табаристану, Хорасану, Кухестану, Забулистану и Кабулу 44. Везде он беседовал с почетными шейхами и улемами. Долгое время находился он при Гасан-Али-шахе, а после его смерти, случившейся в городе Пешаваре, в Индии, в 1216 (1802) г., Мастали отправился в области Пенджаб, Дели, Уд, Аллахабад, Бенгал, Гуджарат и Деккан. Оттуда он направился на индийские и китайские острова и через Мултан в Кашмир.Музаффар-Абад, Кабул, Тохаристан, Бадахшан, Хорасан, Ирак и возвратился в Фарс. Отдохнув после первого путешествия, он отправился в Аравию, через Дараб и Хурмуз в Оман; оттуда, через Хазармад и южные города счастливой Аравии пошел в Абиссинию. Осмотрев ее, через Мекку, Медину и Каир отправился в Иерусалим, откуда морем через Архипелаг, посетил Константинополь, Румели, Караман, Анатолию, Диар-Бакр, а оттуда через Малую Армению и Азербайджан прибыл в Тегеран. Во время этих двух путешествий, он познакомился с 60 вероисповеданиями и сектами и в своем сочинении под названием Рийаз ас-сийаха оставил нам подробные о них сведения, обращая внимание на этнографию и историю этих стран. После этого некоторое время он находился при дервише Меджзуб Али-шахе Хамаданском и получил от него благословение на звание учителя секты Ни’матуллахийа 45. Светские улемы восстали против него и, приписывая ему мнения, противные исламу, вооружили против его Фатх Али-шаха. Избегая последствий, он отправился через Шираз в Керман, где, претерпев гонения от тамошнего правителя Ибрагим-хана, возвратился опять в Шираз и женился там в 1236 (1821) г. На следующий год, во время свирепствовавшей холеры, он удалился с семейством через Исфахан в город Кумисе, где поселился [205] и описал свое путешествие. В настоящее же время он находится в Ширазе и пользуется большим уважением народа и самого правительства 46АББАС-КУЛИ-АГА БАКИХАНОВ
ГЮЛИСТАН-И ИРАМОб авторе:[АВТОБИОГРАФИЯ]Я родился 10 июня 1208 (1794). г. в деревне Амир-Хаджан Бакинского ханства. Хотя с семилетнего моего возраста я стал учиться, но в продолжении десяти лет, по причине беспрестанных тревог и войн я ничего не приобрел, кроме знания персидского языка. Когда прекратились политические смуты и семейство наше удалилось в Кубу, я в продолжении десяти лет посвятил себя изучению арабского языка и разных наук,Несмотря на недостатки средств и некоторые другие препятствия, я успел завоевать некоторую известность в науках. Тогда главный начальник войск и областей [206]Кавказских генерал Ермолов в 1235 (1820) г. потребовал меня к себе для определения на службу. Находясь в Тифлисе, я занялся изучением русского языка и через него познакомился с европейским просвещением. Состоя всегда при главных начальниках, я осмотрел Ширван, Армению, Дагестан, Черкесию, Грузию, Анатолию и Азербайджан. Везде я знакомился с местноспъю и учеными людьми.Во время турецкой и персидской войны, равно как и при заключении мира, я имел честь быть при святейшем князе Паскевиче. Отсюда* * *О Ширвани также здесь: ширвани — дервиш ниматуллахи
* * *
Из Уолл Стрит Джорнал (Wall Street Journal — USA):В США преобладает мирный образ суфизма. В доме, где встречаются суфии в районе Нью-Йорка Гринвич Виладж, они сидят на полу, скрестив ноги, в медитации. В фоне играет традиционная персидская музыка, и пение напоминает суфиям о том, что их путь не связан с насилием, политикой или самовозвеличиванием — это путь полного исчезновения самости.In the U.S., the peaceful image of Sufism still prevails. In a meeting house in New York’s Greenwich Village, Sufis sit cross-legged on the ground, their eyes closed in meditation. Traditional Iranian Sufi music plays in the background, and its chants remind the Sufis that their path to God does not involve violence, politics or self-aggrandizement—but a complete annihilation of the ego.<…>That Sufis are fighting at all is a problem. According to a Nimatullahi sheikh, the former master of the Nimatullahi order, Javad Nurbakhsh said that if a Sufi kills anyone, no matter what the reason—even in self-defense—he will never reach the perfection required to achieve union with God.Источник* * *Фасихов сводВ летописи, называемой «Фасихов свод», перечень событий, произошедших в 834 году хиджры, начинается с рассказа о смерти Hyp ад-Дина Ниматуллы:
Смерть избранника государств ислама, луча истины, шариата и благочестия эмир саййид Ни’маталлаха, да сделает Аллах благоуханной его могилу, в четверг двадцать второго раджаба [5 апреля 1431 г.] в местности Махан. Вот его слова в предсмертной агонии [Перевод восьми строк стихов, в которых идет речь о завещании Ни’маталлаха друзьям, чтобы они не забыли его, опущен]:
Шейх сам находится в Мисре, а хирка его в Кермане,
Так они играют в хирку.Происхождение хирки избранника государства ислама:
он [унаследовал] от шейх Абу Мухаммад Абдаллаха ал-Йафи’и,
он от шейх Салиха ат-Тебризи (Термези),
он от шейх Камал ад-Дина ал-Куфи,
он от Абу-л-Фатха ас-Са’иди,
он от Абу Мадина ал-Магриби,
он от шейх Абу Са’уда ал-Андалуси,
он от шейх Абу-л-Бараката ал-Багдади,
он от шейх Абу Фазла ал-Багдади,
он от Абу-л-Ф’утух Ахмада ал-Газали.
он от шейх Абу Бакр ан-Нассаджа ат-Туси,
он от шейх Абу-л-Касима ал-Гиркани,
он от шейх Абу Усмана ал-Магриби,
он от шейх Абу Али ал-Катиба,
он от шейх Абу Али ар-Рудбари,
он от шейх Муршид Джунейда Багдади,
он от шейха Сари Сакти,
он от шейх Ма’руфа Кархи,
он от шейх Дауда Тайи,
он от шейх Хабиба Аджами,
он от шейх Хасана ал-Басри.
Цитируется по тексту http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Fasihi/frametext5.htmПримечательно, что Фасих не только с особым почтением пишет о шейхе, но и указывает в летописи всю силсилу.
Перевод летописи снабжен сноской: «По Абд ар-Раззаку, Hyp ад-Дин саййид Ни’маталлах умер двадцать пятого раджаба (8 апреля 1431 г.). Могила его, по свидетельству Абд ар-Раззака, посетившего ее в 845/1441-1442 г., расположена в деревне Махан близ Кермана (Матлаи саъдайн. II-ж., II-к., 635 — 636-б.).»О летописи:
Муджмал-и Фасихи («Фасихов свод») — сочинение, написанное на персидском (таджикском) языке и принадлежащее перу опального придворного чиновника, гератского историка середины XV в. Фасих Ахмад ибн Джалал ад-Дин Мухаммада ал-Хавафи. […] Труд был завершен приблизительно в 845/1441 — 1442 г.  Источник
* * *
Мавзолей Шаха Ниматуллы в иранском г. Махане (неподалеку от г. Кермана). Видео
Шах Нематуллах Вали (1330-1431) известный шиитский мистик, основатель религиозного течения нематуллахийе. Его мавзолей находится в 35 километрах от Кермана в городе Махан. Шах Нематуллах Вали достиг высокого мастерства и в области поэзии. Он был современником Хафиза Ширази. Сам Хафиз уделял большое внимание его творчеству и писал ответы на некоторые из его бейтов. Так, например, на бейт Шаха Нематуллаха Вали, начинающийся словами:«Своим взором МЫ превращаем в золото  кусок земли, Уголком глаза МЫ излечиваем сотни болезней»Хафез ответил:«Не могут ли и на нас обратить свой взор те, кто превращает в золото кусок земли.Основное ядро комплекса гробницы Шаха Нематуллаха Вали составляет так называемый «комплекс тысячи шахов», построенный в 1437 году на средства Ахмад-шаха Бахмани, одного из правителей династии бахмание в Индии, любителя поэзии Шаха Нематуллаха. Затем каждый из эмиров на протяжении веков добавлял что-то к этому комплексу.Комплекс гробниц «Махан». Этот комплекс является одним из живописнейших мест в Иране. Здесь прекрасно сочетаются архитектурные сооружения, великолепный сад и возвышенная духовная атмосфера. Фонтаны и сад с кипарисами придают гробнице поэтическую атмосферу. Внутри гробницы также восхищают взор порталы, усыпальницы и места для поминовения усопших.(Материал был расположен здесь, но теперь его там нет).* * *Эта же газель в переводе С.Липкина:Те, кто взглядом и прах в эликсир превратят,
Хоть однажды на жизнь эту бросят ли взгляд?Утаю от врачей мои скорби. Быть может,
За чертой бытия мой недуг исцелят.Мой кумир не снимает с лица покрывала,
Что же столько о нем небылиц говорят?И гуляка и постник равны перед богом.
Лучше в добрых делах ты найди тарикат *.Я – отступник любви, устремленный к познанью,
Стал мужам просветленным поистине брат.Смутно там – за завесой. Когда же завеса
Упадет – что увидим? Что нам возгласят?Плачут, внемля мне, камни, и круг прозорливых
Слушать повести сердца поистине рад.Пей вино! Даже сотня грехов твоих скрытых
Благочестия ложного лучше в сто крат.Я боюсь, что завистники платье Юсуфа
Разорвут, чистоту клеветой омрачат.Пусть в руинах окраин пред лавкою винной**
Толпы риндов***  вершат винопитья обряд.Буду втайне скорбеть, ибо чистые сердцем
О несчастье и счастье своем не кричат.Пей, Хафиз! Ты едва ль удостоишься встречи…
Ведь султанши на жалких бродяг не глядят!
* * *
Из других отечественных востоковедов, уделивших в своих трудах внимание Г. 3. Ширвани, упомянем Н. Д. Миклухо-Маклая. Он писал, что Зейналабдин много путешествовал по странам Ближнего и Среднего Востока, собрал огромный материал о географии этих стран.В своем труде он также отмечает, что Ширвани принадлежал к секте Ниматуллахи. Это замечание требует пояснения, тем более что оно связано с некоторыми любопытными высказываниями самого путешественника. Действительно, он принадлежал к этой секте (ордену). Об этом он упоминает в своем сочинении и оправдывает это тем, что в этом ордене все должны работать, никто не отказывается от работы и приобретения ремесла, что там нет места бездельникам, и далее замечает, что если люди не станут работать, откажутся от добывания средств к жизни и будут заниматься только молитвами, то не будет никакого порядка в мире.источник
* * *
«Наиболее восхитительный комплекс зданий в Иране».MahanSir Roger Stevens describes Mahan as “the most ravishing single group of buildings in Iran”. It is a shrine complex commemorating a famous Persian mystic and poet, Nureddin Nematullah, who died in 1431. The first buildings were probably erected here shortly after his death, but most of it dates from considerable enlargement ad embellishment carried out during the reign of Shah Abbas in the 17th century, when the exquisite blue tiled dome with its unusual geometric design was built. The popularity of the shrine as a place of pilgrimage, particularly by the Sufi order, which Nematullah founded, ensured that such embellishment continued well into the 19th century, when the rather gaudily tiled minarets were added. The shrine proper is approached through an exquisite walled garden, with running water and magnificent cypress, pine and plane tress. The interior appears startlingly spacious after the modest proportions of the exterior, but with the central chamber of the burial itself flanked by two immense vaulted halls with the clean lines of the ribs picked out in stucco. The combination of great simplicity and extreme elaboration in the architecture, however, never jars, and buildings and gardens- not to mention the lovely setting in its green valley surrounded by snow-capped mountains-make Mahan easily one of the loveliest spots in all Iran.Text source: «The Civilization of Persia — Historical Notes» by Warwick BallПеренос отсюда
* * *
А. Корбэн. Нур Али-Шах и обновление суфизма в конце XVIII в.Уже было сказано о парадоксальной ситуации, при которой эзотерики, исповедующие интегральный шиизм, вынуждены были практиковать строгую «дисциплину аркана» по отношению к своим единоверцам, ограничивавшимся экзотерической и законнической религией. Эта дисциплина была еще эффективнее оттого, что практиковалась вне принадлежности к определенному суфийскому тарикату. Более того, начиная с правления сефевидской династии, которая вела свое происхождение от суфия Сефиаддина Ардебили, произошло заражение суфизма политикой, а, следовательно, ослабление суфийского духа и нравов. С этого времни уместнее говорить скорее не о суфиях, а об орафа (теософах-мистиках). Вот почему великий философ Садра Ширази, внутренне бывший суфием, написал книгу, направленную против группы невежественных и распущенных суфиев-маламатья. Нужно принять во внимание и то, что шиит духовного склада уже находится и вполне сознательно на мистическом пути, обозначенном интегральным учением святых Имамов, даже не принадлежа к определенному суфийскому тарикату. Исходя из этого, может существовать тарикат с устной передачей традиции, не оставляющий ни архивов, ни материальных следов. К концу сефевидского периода иранский суфизм находился в глубоком упадке, характеризовавшемся ослаблением и распадом всех организованных тарикатов. На всю страну было только несколько суфиев ордена Нурбахши в Мешхеде и несколько суфиев ордена Захаби в Ширазе.В этих обстоятельствах дервиш-ниматуллахи из Индии Ма’сум Али морем переправился в Фарс и обосновался с семьей в Ширазе между 1776 и 1779 гг. Он был послан из Индии своим духовным учителем шейхом Шахом Али Реза Деккани для того, чтобы восстановить в Иране орден ниматуллахи, обязанный своим названием Шаху Ниматулле Вали, но возводивший свое происхождение к 8-му Имаму шиитов Али Реза (ум. в 818 г.) через его ученика Ма’руфа Кархи. Ма’сум Али Шах предпринял значительные усилия по духовному возрождению суфизма. С этим возрождением неразрывно связана значительная личности Нур Али-Шаха.Нур Али-Шах родился в Исфахане в 1757 г. Он был сыном Фаиза Али-Шаха (Мирзы Абдул-Хуссейна) и внуком Муллы Мухаммеда Али, имама-джумэ Табаса, большого оазиса на северо-востоке центральной пустыни. Весть о возрождении, вызванная прибытием Ма’сума Али Шаха, разнеслась до Исфахана; отец и сын вместе выехали в Шираз, где стали духовными братьями в тарикате Ма’сума. Если верить рассказам, то Нур Али-Шах, отличавшийся необыкновенной красотой, был поистине харизматической личностью. Энтузиазм и верность его учеников, к сожалению, компенсировались ненавистью благочестивых ханжей и экзотеристов (ахль аль-захир). Нур Али-Шах умер и был захоронен в Мосуле в 1798 г. в возрасте сорока лет. Он был женат на сестре Ронак Али-Шаха, женщине одаренной большими духовными и поэтическими талантами. Под псевдонимом Хайати она сочинила диван стихотворений.Творчество Нур Али-Шаха насчитывает 12 произведений, среди которых выделяется большая рапсодия на персидском языке, озаглавленная Джаннат аль-висаль («Парадиз мистического Союза»). В ней разбираются основные темы теософии и мистической практики суфизма. Было задумано выпустить 8 томов книги (под которыми подразумевались 8 врат Рая). Труд остался незаконченным, т.к. Нур Али-Шах умер, написав 3-ю книгу. Его сводный брат Ронак Али-Шах (ум. в 1810 г.) продолжил произведение, закончив 3-й и написав 4-й и 5-й тома. В свою очередь Низам Али-Шах Кермани (ум. в 1826-1827 гг.) написал 6-ю и 7-ю книги. Многие члены тариката были очень плодотворными писателями. Музаффар Али-Шах (ум. в Керманшахе в 1801 г.) написал трактаты Маджма аль-бихар («Слияние морей»), где приводятся точки совпадения между учением Ибн Араби и шиитскими хадисами; Кибрит аль-ахмар («Философский камень»); Бахр аль-асрар («Океан мистических тайн») и т.д. В Кермане он был учеником Муштака Али-Шаха, мученика суфизма (1792 г.), растерзанного чернью.В первой половине XIX в. один дервиш из Шираза написал под псевдонимом Сайаф большую рапсодию под названием Канз аль-асрар ва Джаннат аль-висаль («Сокровищница мистических тайн и парадиз Союза»). Это огромное произведение, состоящее из 12 томов, насчитывает 3000 страниц. Оно является стихотворным комментарием к хадисам Имамов. Работа была закончена в 1844 г.Другой дервиш Ма’сум Али-Шах, родившийся в Ширазе в 1854 г. и умерший в 1926 г. оставил большую трехтомную энциклопедию суфизма на персидском языке (Тараик аль-хакаик).Здесь нужно упомянуть и Сефи Али-Шаха, родившегося в Исфахане в 1836 г. Он провел много лет в Индии, а под конец жизни обосновался в Тегеране, где умер в 1899 г. в окружении многочисленных учеников. Он оказал значительное влияние на иранское общество своей эпохи. Он оставил после себя монументальный мистический тафсир Корана в стихотворной форме. Тарикат Сефи Али-Шаха существует и в наши дни. Упомянем также Султана Али-Шаха (ум. в 1909 г.) из Гунабада (Хорасан), которому наследовал его сын Нур Али-Шах II (ум. в 1919 г.), чье влияние было огромным, а творчество – значительным. Гунабад и сегодня представляет собой штаб-квартиру мощного ответвления суфизма, проникшего во все слои иранского общества. И в наши дни ханака-э ниматуллахи в Тегеране, «полюсом» которой является доктор Джавад Нурбахш, ведет активную деятельность. Под его руководством ханака была реконструирована и выросла в настоящий суфийский университет (библиотека рукописей, музей каллиграфии). Доктор Нурбахш публикует средневековые тексты и за последние годы основал в Иране 50 новых ханака. Он – не только суфийский шейх, но и врач-нейропсихолог, прекрасно разбирающийся в психоанализе.Анри КорбэнИСТОРИЯ ИСЛАМСКОЙ ФИЛОСОФИИпер. с франц. и примечания А. Кузнецоваhttp://oldsufiwebzine.wordpress.com/2005/02/21/нур-али-шах-и-обновление-суфизма-в-конц/
* * *
Ханака Ниматуллахи в Голландии (например, начиная с 1:10 и 8:45 видеозаписи, звучит пение Давуда Азада). Видео
* * *
Подборка видео на французском сайте: http://www.journalsoufi.com/videos-soufisme
Там же музыка: http://www.journalsoufi.com/musique-soufismehttp://se.nimatullahi.org/music.htmФотографии ханаки в Торонто, Канада: http://www.torontosufihouse.com/gallery_toronto.phpФотографии д-ра Джавада Нурбахша: http://www.torontosufihouse.com/gallery_noor.phpФотографии д-ра Алирезы Нурбахша: http://www.torontosufihouse.com/gallery_reza.phpВидео из Банбери, Англия — место, где последние годы жил д-р Джавад Нурбахш: http://www.torontosufihouse.com/galleries/nemahang/1.phpФото д-ра Джавада Нурбахша: http://www.youtube.com/watch?v=Ozs_TUkOnW0&feature=related
* * *
КАСИМ АЛЬ-АНВАР
Первый «шейх шейхов» (шейх уль-машейх) тариката Ниматуллахи, ученик и близкий друг Шаха Ниматуллы.КАСИМ АЛЬ-АНВАР (г. рожд. неизв., Сераб, ныне в Иране, Вост. Азербайджан,- 1434), азербайджанский поэт. Писал на перс, и азерб. языках. Жил в Герате при дворе Шахрух Мирзы, к-рый, заподозрив поэта в подготовке тайного заговора, выслал его в 1426 в Самарканд. В лирике К. аль-А. воспевал возвышенную любовь, в поэме «Друг просвещенных» проповедовал пантеизм, осуждал карьеризм, эгоизм, восхвалял моральную чистоту. Сохранились также лирич. поэма «Степени просвещенных» и диван. На творчество К. аль-А. оказали влияние Несими и Pyми.Соч.: Коллийат-е Гасем-е Анвар, под ред. и с предисл. С. Нафиси, Тегеран, 1337 с. г. х. (1958).Лит.: Мухтэсэр Азэрбащчан эдэбщЗаты тарихи, ч. 1, Бакы, 1943.БСЭ* * *В журнале «Суфий» N11 планируется опубликовать статью о нем:Терри Грэм
Шах Касим Анвар: первый шейх шейхов НиматуллахиНебольшой отрывок:Наиболее ранняя биография Шаха Касима приводится Джами в его Нафахат ал-унс, написанном спустя сорок шесть лет после смерти Касима (Джами 1991, стр. 590-93). В этом труде автор утверждает, что Касим проходил под руководством Садр ад-Дина Мусы лишь ранние этапы Пути, а более высоких стадий и, в конечном счете, совершенства достиг под руководством некоего шейха Садр ад-Дина Али Йамани, который, в свою очередь,  обучался у наставника и поэта Авхад ад-Дина Кирмани. А Кирмани учился у шейха Рукн ад-Дина Мухаммада Саджаси (ум. 1209) в Табризе вместе со знаменитым Шамсом Табризи.<…>Джами особо подчеркивает, что Касим находился на стоянке Абу Бакра, который в глазах суфиев является образцом человека, полностью посвятившего себя Богу. Этот ближайший из соратников Пророка отдал все свое богатство и все, чем владел, на пути к Богу, пребывая в состоянии полного упования на Бога (таваккул). Джами, несомненно, имел в виду именно это качество, когда провозгласил, что Касим находится на стадии Абу Бакра.
В любом случае, по словам Давлатшаха:Он в изобилии дал людям Герата веру и искренность. Он был человеком  огромной притягательной силы. Любой скептик, что встречался ему на пути, становился его верным последователем. В конечном счете, большинство старейшин и молодой знати Герата стали его учениками.
* * *
(Касим аль-Анвар, первый шейх шейхов тариката Ниматуллахи).Историческое «вычисление» персоны, похороненной в погребении «псевдоОмара» может существенно изменить наши взгляды о духовной атмосфере двора Улугбека. «ПсевдоОмаром» мог бы, например, быть Касим-и Анвар(сейид амир Му’инуддин ‘Али, Касим Тебризи), который переехал в Самарканд в конце 30-х годов 15 века и стал духовным наставником Улугбека. До этого времени Касим-и Анвар жил в Герате и имел огромное влияние среди знати Хорасана. Он был изгнан из Герата по обвинению в связах хурруфитами, покушавшимися на Шахруха. Это только версия, но искать необходимо фигуру, по масштабу сравнимую с Касим-и Анваром.<…>Возможная шиитская ориентация Улугбека хорошо согласовывается с информацией о признании им духовного наставничества со стороны Касим-и Анвара, известного своими шиитскими взглядамиИсточник* * *Выдающимися последователями хуруфитов были азербайджанский поэт Несими, казненный в 1417 г. как еретик (с него содрали кожу) в сирийском городе Алеппо (Халеб), и крупный поэт Касим-и Анвар(«Распределитель светочей»), писавший стихи на языках азербайджанском, гилянском, персидском, долго живший в г. Херате (умер в 1434 г.); ему приписывали учение об общности имуществ.<…>21 февраля 1427 г. на жизнь султана Шахруха было совершено покушение в соборной мечети г. Херата неким Ахмедом Луром, учеником Фазлуллаха Хуруфи. Султан был тяжело ранен в живот, покушавшегося нарубили султанские слуги, а по найденному в кармане его одежды ключу особой формы удалось разыскать дом, где он снимал помещение, и установить его личность. Следствием было выяснено, что покушение было организовано тайным хуруфитским кружком, собиравшимся в этом доме, во главе которого стоял маулана Ма’руф, известный каллиграф; подозрение пало и на Касим-и Анвара, которого, ввиду его громкой славы, казнить не решились, ограничились лишь высылкой из Хорасана.<…>Хуруфитские уравнительные тенденции отразились в творчестве крупного поэта XV в. Касим-и Анвара.Источник
* * *
Орден Ниматуллахи — самый большой и влиятельный из  суфийских орденов Ирана…Основатель ордена, Шах Ниматулла Вали, был сочувствующим шиизму суннитом. Умер в Махане, где его могила доселе — важный центр для ордена. Его преемники переехали в Хайдерабад в Деккане, Индия, где их восторженно приняли правители Бахмани. Но орден сохранял присутствие в Иране, где поддерживалась сеть местных шейхов. Когда к власти пришли Сефевиды, орден вступил в тесные контакты с ними и стал шиитским. Один из шейхов ордена … был назначен на пост садра [высший мусульманский судья; религиозный правитель] в 1511 г. Но потом влияние ордена в Иране все уменьшалось в результате преследований как со стороны властей, так и клерикалов.Оживление Н. в Иране датируется с 1776, когда Дакани, 13-й преемник Ниматуллы, послал своего ученика в Иран. Тот был очень успешен, и вокруг него собирались толпы людей, куда бы он ни шел. Напр., говорят, у него было 30 тыс. учеников в столичном Ширазе. Это вызвало гнев священнослужителей, и в следующем году он был убит толпой, подстрекаемой одним из них. Следующий кутб ордена жил уже в Иране, и эта традиция продолжалась в будущем, а центр ордена тоже был в Иране.<…>Суфийские ордены в Иране имеют мало последователей среди низших классов. Ветви о.Н. имели значительное число приверженцев среди госслужащих и аристократии в течение последних 150-и лет. Должно быть из-за этого, как и стремления суфиев помочь товарищам, орден был очень привлекателен для молодых людей, вступающих на госслужбу.
Последняя оценка количества Н. [на 1985 г.] – между 50 тыс. и 350 тыс. (Гонабади – 30-50%, Зу-р-рийасатайн – 20-45% [ветвь, с которой связаны мы], Сафи Али Шахи – 15-30 и другие — меньше 5%).Источник:  Moojan Momen «An Introduction to Shi’i Islam: The History & Doctrines of Twelver Shi’ism»(Спасибо участнику форума Остапу за информацию и перевод)* * *Изображения: дервиши Ниматуллахи с дафами (бубнами)http://www.sufism.ru/images/duff1.jpg
http://www.sufism.ru/images/duff2.jpg
http://www.sufism.ru/images/duff3.jpg
http://www.sufism.ru/images/duff4.jpg2003 год.Фотографии из журнала Sufi (c). Issue 62.Summer 2004
* * *
Здесь выписки из книги BEATRICE FORBES MANZ  «Power, Politics and Religion in Timurid Iran«.223 Говоря о неразвитой структуре орденов по состоянию на 15 век, когда отсутствовали сложные институции подобные тарика Накшбандии в ее поздний период, автор говорит, что четкая структура ордена никогда не была нормой — особенно же в 15 в. Единственным исключением были Ниматуллахи.197 У правителей Тимуридов делом престижа было устраивать собрания, в характере своем развлекательные, куда обязательно включали людей религии, чтобы продемонстрировать заинтересованность в подобных материях. Для человека же следующего сунне принять угощение на таких посиделках было проблематично — ведь пища была собрана, без сомнения, как результат притеснения нуждающихся… Например один из шейхов даже вообще отказался есть в г.Бузджан, так как он был собственностью короны.История сохранила два рассказа о том, как Ниматулла Вали принял было пищу от Тимура.
В первом на вопрос Тимура, не претит ли шейху такое угощение, «Не претит — ответил Ниматулла, — так как Тимур любит дервишей».Во втором рассказе Тимур хочет подловить Ниматуллу, известного своей мистической прозорливостью, угостив его ягненком, украденным у бедной старухи. «Ага!» — закричал он, когда шейх молча съел мясо. Но когда дело рассмотрели, оказалось, что слуги Тимура обокрали женщину, когда она направлялась к шейху, чтобы преподнести ему
животное.199 Шейх Ниматулла обрел популярность в народе из-за своих суровых челле— сорокадневных периодов созерцательного затворничества — которые он, что необычно, устраивал зимой и, говорят, питался только снегом.199 (Об атмосфере в иранских ханаках нач. 15 в. — в т.ч. и Ниматуллахи):
Когда отдельные искатели старались обрести спокойствие через кратковременное забытие мира, суфийская среда была удивительной по силе личных отношений (the Sufi milieu was striking for its close personal connections), бурных эмоций и постоянной осведомленностью о душевном состоянии других.Мистическая дисциплина требовала созерцательности, но уйма времени проводилось в компании, в атмосфере, что поощряла сравнения и соревнования (я не понимаю в чем соревновались, но так пишет автор — О.)Приверженцы суфизма собирались для зикра и сама …, а также чтобы поучить и поболтать… Было много социальных визитов, когда групы шейхов сообща преодолевали путь, чтобы навестить друга в его деревне, а частые описания пиршеств в агиографиях указывают, что гостеприимность была большим делом в жизни мистика. … притом было недопустимо, чтобы пища была скудная или некачественная.
* * *
В 18-ом и 19-ом веках несколько шейхов и дервишей Ниматуллахи были казнены как еретики. Среди членов ордена в это время были высокопоставленные исмаилиты, включая исмаилитского имама Ага Хана. Передают, что Маст Али Шах, глава ордена Ниматуллахи, говорил: «У меня есть мюрид, Ага Хан, — у него самого тысячи мюридов в большинстве стран мира».*—————-
* Автор ссылается на книгу «История агаханских исмаилитов» — A History of Agakhani Ismailis,
автор Akbarally MeherallyИз книги: Al-Kimia: The Mystical Islamic Essence of the Sacred Art of Alchemy
By John EberlyАль-Кимийа: мистическая исламская сущность сакрального искусства алхимии
Авт. Джон ЭберлиИсточник на англ.
* * *
Ниматуллахи в ИндииБахманиды[династия в Индии] рекрутировали придворных и воинов в Иране и Центральной Азии. Иранский тарикат Ниматуллахи, суфийское братство, ориентировавшееся на шиизм, отправил дервишей с проповедью в Декан. Ниматулла Вали, мастер ордена, послал одному из бахманидских султанов дар, двенадцатиконечную изумрудную корону (символизирующую духовное владычество двенадцати имамов).<…>Ответвление Ниматуллахи существует в Хайдарабаде. Его последователи (хорошо образованные и преуспевающие шииты) встречаются несколько раз в неделю в небольшой молельне…Время от времени по пятницам ранним утром они совершают молитвы на могиле Мира Махмуда Декани, шейха Ниматуллахи, чья гробница находится на окраине Хайдерабада.David Pinault. The Shiites. Ritual and Popular Piety in a Muslim Community. Источник на англ.
* * *
Проект Гарвардского университета The Pluralism Project.Информация о ханаке в Бостоне (англ.):
http://www.pluralism.org/profiles/view/72202Чайная комната ханаки в Бостоне:
http://sufihouse.org/about_us.html
* * *
Фотографии д-ра Джавада Нурбахша и других наставников ордена Ниматуллахи (в facebook) здесь
* * *
В XVII в. П.Рико рассказывал об обрядах турецких последователей братства ниматуллахийа, которые обосновались в Стамбуле и совершали свои айины по понедельникам 3. П.Рико говорит о том, что они появились в Османском государстве во времена султана Мехмеда I Челеби, т.е. еще при жизни самого Шаха Ниматаллаха Вали. В османских источниках сведений об этом иранском братстве почти не встречается (видимо, оно было мало распространено и его практика немногим отличалась от обрядов других каландарских групп).——————————-
3 Ricaut P. etat present de l’Empire Ottoman. C.457-458Источник: Ю.А.Аверьянов. Хаджи Бекташ Вели и суфийское братство бекатшийа.М.2011.С.381.
* * *
«В Иране часть каландаров смешалась с возникшим в начале XV в. братством ниматуллахийа, основатель которого Шах Ниматуллах Вали (ум.834/1431 г.) происходил из Кермана на юго-востоке Ирана. В Кермане индийские веяния, шедшие с востока, смешивались с идеями исмаилитов и карматов, а также с хорасанским мистицизмом под влиянием тюркских дервишей-баба (в окрестностях города со времен династии Сельджукидов и до сих пор проживают тюркские племена). Шах Ниматуллах был близок к шиизму, поэтому его жизнеописание не попало на страницы агиографий Джами и Навои. Он обучался духовным наукам в Мекке, затем в Египте, где его наставником был шейх Хусейн Ахлати (по-видимому, тюркского происхождения), который стал впоследствии духовным учителем Бедр эд-Дина Самави, известного турецкого еретического шейха, казненного в 1417 г. Персидский агиограф Масум Ширази в «Тараик аль-хакайик» сообщает, что Ниматуллах в Египте был связан и с шейхами-каландарами из обители Баба Кайгусуза (т.е. Кайгусуза Абдала?)133. Ниматуллах ввел среди своих адептов ношение колпака с двенадцатью клиньями в честь двенадцати шиитских имамов. Такой же колпак, по данным «Вилайет-наме-и Хаджи Бекташ-и Вели», носили и последователи Хаджи Бекташа. Братство ниматуллахийа не отличалась строгой приверженностью законам шариата. Сторонники так называемого «народного шиизма», официально преследуемого в государстве Тимуридов, находили убежище под кровом обители Ниматуллаха. Учеником Ниматуллаха считался тебризский поэт-еретик Касим аль-Анвар, бывший в то же время мюридом ардебильского шейха Садр ад-Дина (пира братства сафавийа). Изгнанный из столицы Тимуридов Герата за свои взгляды, Касим аль-Анвар обосновался, в конце концов, в г. Джам, где находилась гробница известного суфия XII в. Ахмада Джами. Там он и окончил свои дни ок. 835/1431 г.»Аверьянов Ю. А. «Хаджи Бекташ и каландары. Странствующие дервиши на землях Османского государства»
(стр. 138-139)
* * *
Сайт центра братства в Сан-Франциско, США:http://suficentersanfrancisco.org/Есть разделы видео, музыки и др.
* * *
Изображения, связанные с братством ниматуллахи, в галерее «Страна Востока».
* * *
Материал из английской Википедии о дервише Ниматуллахи по имени Мирза Хусейн Исфахани (известен также как Мишкин-калам), знаменитом персидском каллиграфе, который стал одним из девятнадцати «апостолов» Бахауллы, основателя бахаизма.Перепост из форума.
* * *
Ковер с изображением шейхов ордена Ниматуллахи.Табризская школа. Бакинский музей.
* * *
Махан — мавзолей Шаха Ниматуллы и сад Шахзаде (короткий документальный фильм на английском)http://www.dailymotion.com/video/xbjp0l_shazdeh-garden-iran-12-06-2009-2_news#from=embed* * *Ал-Амили — был в силсиле Ниматуллахи.Философ, архитектор, поэт. Один из учителей выдающего персидского мыслителя Мулла Садра. (Факт упоминается в англ. Википедии)Баха ад-Дин Мухаммад ибн ал-Хусайн ал-Амили (Баальбек1547 — Исфахан1622) — известный персидский математик, астроном, философ и поэт. Был шейх-ал-исламом при дворе сефевидского шаха Аббаса I в Исфахане.
Ал-Амили составил трактат «Сущность арифметики», «Трактат об арифметических правилах и геометричеких указаниях», трактат «Разъяснение небесных сфер», «Трактат об астролябии», «Трактат об определении киблы», «Трактат об исследовании глобуса», энциклопедический трактат «Чаша дервиша».
В трактате «Разъяснение небесных сфер» ал-Амили отметил возможность вращения Земли вокруг оси. По его мнению, она не опровергнута современной ему наукой.
Ал-Амили принадлежат сборники разного рода сведений по литературе, истории, догматическому богословию, суфизму. Он написал дидактическую поэму «Молоко и сахар». Также он писал газели и рубаи на арабском и персидском языках.ИсточникIn later years he became one of the teachers of Mulla Sadra <…>Shaykh Baha’ al-Din was also an adept of mysticism. He had a distinct Sufi leaning for which he was criticized by Mohammad Baqer Majlesi.[5] During his travels he dressed like a Dervish[5] and frequented Sufi circles.[5] He also appears in the chain of both the Nurbakhshi and Ni’matullāhī Sufi orders.[5] In the work called «Resāla fi’l-waḥda al-wojūdīya» (Exposition of the concept of Wahdat al-Wujud (Unity of Existences), he states that the Sufis are the true believers,[5] calls for an unbiased assessment of their utterances,[5] and refers to his own mystical experiences.[5] His Persian poetry is also replete with mystical allusions and symbols.[5]Источник* * *Панорамные фотографии мавзолея Шаха Ниматуллы в Кермане, Иран, здесь.360° panoramic photography by Tehran24.com.* * *О Ширвани также здесь: ширвани — дервиш ниматуллахи* * *Орден ни’матуллахи был основан Нураддином Мухаммадом Ни’матуллахом б. ‘Абдаллахом, который заявлял, что он ведет свое происхождение от пятого шиитского имама, Мухаммада Бакира. Он родился в Алеппо в 730/1330 г. в семье иранского происхождения, в возрасте 24 лет отправился в Мекку и стал там учеником, а затем халифой ‘Абдаллаха ал-Йафи’и (1298-1367), возводившего свою мистическую родословную к Абу Мадйану (египетская ветвь). После смерти ‘Абдаллаха он отправился в Среднюю Азию, перебираясь из одной ханаки в другую в Самарканде, Герате, Йезде. Изгнанный из Средней Азии Тимуром, он в конце концов поселился в Махане около Кирмана и прожил там до самой смерти, постигшей его в преклонном возрасте в 834/1431 г.105.Ни’матуллах был плодовитым сочинителем суфийских эфемер, прозаических и поэтических. Он пользовался расположением правителей, и это его пристрастие к сильным мира сего унаследовали его преемники. В. Иванов пишет, что эта тарика «всегда отличалась большой разборчивостью при приеме новых членов, занимая положение «аристократической» организации. Позднее принадлежность к этой ветви стала модой в высших слоях феодального общества… Еще несколько десятилетий назад почти все сословия низших правительственных чиновников, мелкие торговцы и другой служилый люд в Персии принадлежали к ордену «Мулла-Султани», или «Гунабади», ответвлению ни’матуллахийа (со штаб-квартирами в Байдухте и Гунабаде), оставаясь в глазах людей ортодоксальными шиитами»106.Махан остался центром ордена, который дал новые ветви помимо Гунабади107 — зу-р-рийасатайн и сафи’али-шахи. Еще при жизни основателя орден проник в Индию, где бахманидский правитель Декана Ахмад Шах Вали (ум. 1436) поощрял его деятельность в своих владениях. После временных преследований в Иране орден снова обрел прочную почву при появлении династии Каджаров в 1779 г., и в настоящее время это самый активно действующий орден на территории Ирана.Дж. С. ТримингэмСуфийские ордены в исламе

* * *

Новый сайт журнала Sufi (англ.)

* * *

Шейх Никтэб — Шейх уль-Машейх («шейх шейхов») братства, когда главой был д-р Джавад Нурбахш:

* * *

Изображение с сайта ханаки (центра) братства Ниматуллахи в Чикаго:

* * *

Еще один важный персидский орден, Ни’матуллахийа, был основан Шахом Ниматуллой Вали…

Он написал более 130 работ, связанных доктринально с учением Ибн Араби, и имел учеников как в Персии, так и в Индии, где бахманидский правитель Деккана стал его учеником, а после смерти наставника построил мавзолей в его честь в Махане близ Кермана. Мавзолей, один из самых красивых в исламском мире, объединяет бараку святого с красотой природы, а также с замечательной архитектурой и ландшафтом. Сад мавзолея является одним из самых выдающихся в исламском мире.

Сейид Хоссейн Наср

Another major Persian order, the Ni’matullahiyya, was founded by Shah Nimatullah Wali…

He wrote over 130 works related doctrinally to the teachings of Ibn Arabi and had disciples in both Persia and India, where the Bahmanid king of Daccan became his disciple and upon the death of the master built a mausoleum for him in Mahan near Kerman. This is one of the most beatiful in the Islamic world, combining the baracat of the saint with the beauty of nature as well as  remarkable architecture and landscaping. The garden of the mausoleum is among the most outstanding in the Islamic world.

Цит. по: Seyyed Hossein Nasr. The Garden of Truth. The Vision and Promise of Sufism, Islam’s Mystical Tradition. HarperCollins Publisher. 2008. P.195.

* * *

[Шах Ниматулла — персидский Нострадамус]

Чаще всего из его Дивана цитируются стихи пророческой или апокалиптической природы, которые истолковываются как предсказание различных событий от восхождения Сефевидов и отделения Бангладеш от Пакистана до исламской революции 1978-78 гг. в Иране. Эти стихи — а подлинность по крайней мере некоторых из них остается под вопросом — способствуют тому, что Шах Нимат Аллах выступает в роли персидского эквивалента Нострадамуса (Browne, LHP, iii, 463-73).

The most frequently cited poems in his Diwan are those of prophetic or apocalyptic nature which have been interpreted as foretelling events as diverse as the rise of the Safawids, the separation of Bangladesh from Pakistan and the Islamic Revolution in Iran of 1978-9. These verses, the authenticity of at least some of which is open to question, have tended to make of Shah Nimat Allah the Persian equivalent of Nostradamus.

Encyclopaedia of Islam. V.8, p. 45, ‘Nimat-Allahiyya’ article

* * *

Шейх иранского братства ниматуллахийа, др. Джавад Нурбахш опубликовал несколько великолепных антологий классических суфийских текстов. Он сам предпочитает опьяненный суфизм, подчеркивая единство бытия и единение с Богом. Он не уделяет особого внимания шариату, но обсуждает в деталях важность суфийских общинных собраний, таких как зикр.

Уильям Читтик. Суфизм. Руководство для начинающего.М.»Восточная литература».2012. С.61.

* * *

Мемориальное сооружение на могиле д-ра Джавада Нурбахша (1926 — 2008), главы братства Ниматуллахи с 1953 по 2008 гг.

Англия, Оксфордшир

* * *

Исмаилиты и Ниматуллахи

Исмаилиты и Ниматуллахи. На английском языке.

Isma’ilis and Ni’matullahis
Nasrollah Pourjavady, Peter Lamborn Wilson
Studia Islamica, No. 41 (1975), pp. 113-135
doi:10.2307/1595401
This article consists of 23 page(s).

http://links.jstor.org/sici?sici=0585-5292%281975%2941%3C113%3AIAN%3E2.0.CO%3B2-W&size=LARGE&origin=JSTOR-enlargePage

Сорок четвертый имам, Абу-л-Хасан ‘Али, приобрел в Кермане «значительный политический вес 36. Основателем другой, недолговечной династии Персии, Карим-Ханом Зандом (1164—1193/1751—1779), он 6ыл назначен губернатором провинции. Этот имам сыграл решающую роль в местной политической жизни Кермана в бурный период, когда Ага Мухаммад-Хан (1193—1212/1779—1797), будущий основатель Каджарской династии, выступил против власти Занда в персидских провинциях. Имам Абу-л-Хасан ‘Али, популярный губернатор Кермана, шравил провинцией самостоятельно даже после кончины Карим-Хана 3анда в 1193/1779 году. Именно при нем в Персии возродился суфийский орден ни’маталлахи. В этот период орденом руководил Рида-‘Али-Шах (ум. 1214/1799), проживавший, как и его предшественники, в Декане. Этот суфийский тарикабыстро распространился в Кермане. Здесь в Махане сохранилась гробница основателя ордена Шах-Ни’маталлаха Вали (ум. 834/1431). Приезд знаменитых суфиев ни’маталлахи в Керман также способствовал возобновлению прежних связей между суфийским орденом и низаритскими исма’илитскими имамами 57. Абу-л-Хасан ‘Али умер в 1206/1792 году. В исма’илитском имамате ему наследовал его сын Шах-Халилаллах III.

Вскоре после принятия имамата нестабильность, отличавшая в то Рвремя внутреннюю жизнь Кермана, вынудила Шах-Халилаллаха временно перебраться в Кахак. Его пребывание в местах, связанных с его предками, затянулось на 20 лет, прежде чем в 1230/1815 году он осел в Иезде. Выбор Иезда, расположенного на пути в Белуджистан и Синд, гбыл, по-видимому, продиктован заботой о безопасности путешественников ходжа на пути в Персию. Именно в Иезде имам был втянут в различные споры и религиозную вражду между его последователями и местными лидерами ши’итов двунадесятников. В 1232/1817 году, во время нападения толпы на его дом, он был убит вместе с некоторыми своими сподвижниками, включая его мурида ходжа.

Шах-Халилаллах Ш был женат на своей родственнице Биби Саркара (ум. в 1267/1851), родившей ему в 1219/1804 году преемника исма’и-рлитского имамата, Хасан-‘ Али-Шаха. Отец и брат Биби Саркары, Мухаммад-Садик Махаллати (Сидк-‘Али-Шах)* и ‘Иззат-‘Али-Шах, были видными суфиями ни’маталлахи, поддерживавшими тесные отношения с Зайн ал-‘Абидином Ширвани (ум. 1253/1837). Последний носил суфийское имя Маст-‘Али-Шах и был духовным главой (кутб)главной ветви тарикани’маталлахи. Тесные связи между семьей исма’илитского имама и рядом руководителей ни’маталлахи, включая Рахмат-‘ Али-Шаха (ум. 1278/1861), Мунаввар-‘Али-Шаха (ум. 1301/1884), Сафи-‘ Али-Шаха (ум. 1316/1898) и Ма’сум-‘ Али-Шаха (ум. 1344/1926), автора знаменитого суфийского сочинения «Тара’ик ал-хака’ик», во зобновлялись время от времени в течение всего XIX века 58.

Дафтари Фархад. Краткая история исмаилизма

Источник

—————————-
* См. также Экстатическая поэзия Сидк Али Шаха

* * * * * * *

Большинство суфийских орденов Персии были практически уничтожены во времена правления шаха Исма’ила (907—930/1501—1524); лишь орден) ни’маталлахийа удалось избежать этой участи, как и очень немногим другим тарика, вскоре утратившим свое былое влияние.

Дафтари Фархад. Краткая история исмаилизма
Источник

* * *

«Существует множество  исторических свидетельств, что некоторые исмаилитские имамы, начиная с эпохи сефевидов и заканчивая третьим Ага Ханом в XX в., были тесно связаны с братством ниматуллахи и в некоторых случаях получали суфийское посвящение у шейхов или кутбов («полюс» или верховный мастер) братства.
<…>
Маулана Шах Низар, сороковой исмаилитский имам, перебрался из Хорасана в Кирман; «он был, согласно традиции, связан с суфийским братством ниматуллахи, будучи хорошо известен под именем Атауллах»… «У него было много последователей в Кирмане, где он поселил множество переселенцев из Хорасана», которые постепенно стали называться Атауллахи. Эти кочевники в конце концов осели в деревнях вокруг Сирджана, в провинции Кирман, и были как дервишами братства ниматуллахи, так и исмаилитами. Они все еще жили здесь по состоянию на 1902 г. и отправляли десятину потомкам Ага Хана I в Индию… Таким образом, Шах Низар является первым исмаилитским имамом, связь которого с братством ниматуллахи может быть установлена.
<…>
Мирза Садик не был исмаилитским имамом, зато он был внуком Ага Хана I по материнской линии… Старый шейх Музаффар написал один из самых своих важных трактатов — Кибрит-и Ахмар («Красная сера») по просьбе Садика. Суфийским именем Садика было Сидк («Истинность») Али Шах… Мы можем привести по крайней мере один стих из его Дивана [Сидк Али Шаха], чтобы продемонстрировать его стиль и то, до какой степени он отождествлял себя с суфизмом «каландаров».

Я пьян от кубка Единства
Йа лаллали Йа лаллала!
Свободен от цепей множественности
Йа лаллали Йа лаллала!

Ху! Ху! и кукареку!
И как горлица: Ку! Ку!
И пьяный я кричу: ОН, КОТОРЫЙ!
Йа лаллали Йа лаллала!

О верные влюбленные,
О блаженные без греха
Возлюбленная пришла, наши сердца слабеют
Йа лаллали Йа лаллала!

<…>
…Cложные взаимоотношения между Каджарами, исмаилитами и ниматуллахи станут теперь еще более запутанными с восшествием на престол нового монарха — Мухаммад Шах Каджара, — который сам был дервишем братства ниматуллахи.
<…>
Когда Маст Али Шах умер в 1253/1837, кутбом стал Рахмат Али Шах (который оставался с Маст Али в Махаллате в доме Ага Хана). Навваб Али Шах, сын Ага Хана I, еще до скоропостижного отъезда семьи провел некоторе время в священном для шиитов городе Казимайне, где общался с шейхом ниматуллахи по имени Сабир Али (из Насрабада, близ Исфахана; халифа братства в Исфахане; ум. 1268/1851). Через Сабира Навваб Али Шах получил посвящение у Рахмата . После смерти Рахмата в 1278/1861 г., Навваб Али Шах регулярно отправлял деньги сыну кутба, Масум Али Наибу ал-Садру, для покрытия расходов на чтение Корана над могилой Рахмата в Ширазе. Эта помощь деньгами продолжалась много лет.
Преемником Рахмата в качестве кутба был Мунаввар Али Шах. Навваб Али Шах, ныне Ага Хан II, написал ему о бесплодии своей жены и попросил помолиться за рождение ребенка. Мунаввар ответил ему, послав ему молитву (и, согласно традиции, кубик сахара). «Благодаря бараке имамов, он произвел на свет сына», который впоследствии стал третьим Ага Ханом.

Н. Пурджавади, П.Л. Уилсон. Исмаилиты и ниматуллахи

Перенос отсюда

* * *

Продолжение темы «исмаилиты и ниматуллахи».

«Одно время существовали тесные связи ордена ни’матуллахийа с сороковым низаритским имамом. Имам этот, известный в кружках ордени ни’матуллахийа под именем Атааллах, переселился с группой сторонников из Хорасана в Керман, где группа существовала как секта атааллахийа».

Дж.С.Тримингэм. Суфийские ордены в исламе.М.»Наука».1989.Стр.238.

* * *

В силсилу (цепь духовной преемственности) братства Ниматуллахи входит выдающийся суфийский наставник и мыслитель Ахмад Газали (ум. в 520/1126).

См. также
Ахмад Газали, «Саваних» (Откровения искренних)

* * *

Эмблема братства отсюда

tabarziny_title

Дервишеский топорик, табарзин, служит, согласно исследователю суфизма В.А.Иванову, «для борьбы со страстями, которые представляются разгоряченному воображению дервиша в плотском образе».

«Разгоряченное воображение дервиша» — на совести автора.

Источник — ст. «Оружие суфийских мистиков»

* * *

Мунис Али Шах Дхор-Рийасатайн. Кутб (глава) ордена Ниматуллахи  до 1953 года, наставник д-ра Джавада Нурбахша.
Munis Ali Shah. The Master of the Nimatullahi Sufi Order untill 1953.

Статья о нем здесь

Газели Мунис Али Шаха

КЛЯНУСЬ ГЛАЗАМИ

Мастер Пути сказал мне:
 – Не своди глаз своих с сердца твоего.
 – Клянусь глазами, – сказал я.
 – Взыскуешь ли Бога? – спросил он, – Тогда воззри на меня.
 – Клянусь глазами, – сказал я.

– На сей Тропе Нищеты
 могу ли соединиться с Богом? – я спросил.
 – Если зашьёшь глаза свои и не узришь ничего,
 кроме Него, то это возможно, – ответил он.
 – Клянусь глазами, – сказал я.

Он сказал: “Если хочешь своими глазами
 воспринять Бога,
 Сделай пыль с ног моих
 тушью для своих глаз”.
 “Клянусь глазами”, – ответил я.

Он сказал: “Вот еще одно условие
 для единения с Другом –
 Чтобы глаза твои потонули
 в слезах твоих.”
 “Клянусь глазами”, – я сказал.

“Поклянись этим днём и ночью,
 что будешь неусыпно бдителен,
 не отводя глаз
 от Его двери.”
 “Клянусь глазами”, – я сказал..

“Ах Мунис, если в конце ты возжелаешь
 Всевечного Бытия (бака),
 стань ничем, ничем!(фана).
 Уничтожь свою самость в верности (вафа)
 и отвергни свое бытие.”
 “Ах! Клянусь глазами”, – сказал я.

РЕЛИГИЯ И БОГОХУЛЬСТВО

Для влюблённых, исполненных милосердия и доброты,
 религия и богохульство – одно и то же.
 Кааба, пагода, чётки и пояс язычника –
 одно и то же.

Если взглянуть на мир
 глазами истинного искания,
 Окажется, что влюблённый и Возлюбленная, 
 сердце и Огонь сердца –
 одно и то же.

Зайдя в таверну,
 я явственно увидел:
 Все пьяны,
 а Единый – трезв.

И хотя каждая частичка мира
 провозглашает: “Я – Истина”, 
 Только одна из них в конце
 повешена на виселице (*).

Все мы – лишь тростниковые флейты ,
 Ты же – наше дыхание,
 Хотя в действительности всё сказанное
 и произнесенное – одно и то же.

Отражаемые в зеркале
 сердца, 
 Лучи Его солнцеподобного лика
 кажутся разными, 
 но в действительности они суть одно.

Со всеми сотворенными созданиями
 я в мире.
 Несправедливость чужака, милость Друга –
 для меня одно.

Хотя моя боль и его лекарство
 проявляются по разному,
 Сколь восхитительно, что врачующий 
 и насылающий недуг – одно.

О Мунис, от тех, кому чужды твои прозрения,
 сокрой эти слова Истины,
 Ибо для них что галька, что царский жемчуг –
 одно.

———
* Намек на Халладжа

* * *

Хаким Бей (англ. Hakim Bey) — Питер Ламборн Уилсон (англ. Peter Lamborn Wilson, р. 1945) — американский политический писатель, эссеист и поэт.

Он изучает Тантру в Западной Бенгалии и посещает многие суфийские святыни и суфийских учителей. В 1971 году он провел исследование суфийского ордена Ниматуллахи при финансовой помощи Фонда Марсден из Нью-Йорка. Данное исследование стало основой книги Уилсона «Короли Любви».

Из Википедии

Глава из книги Уилсона «Короли любви» здесь

(Из книги «Короли Любви. Поэзия и история братства Ниматуллахи». Н. Поурджавади и П.Л. Вилсон ,Тегеран, 1978 г., стр.80-86)

* * *

Для иранских дервишей из ордена Ни’матуллахи сочинение Шабистари [Гулшан-и раз, «Цветник тайн»] «служило (и, возможно, все еще служит) традиционным пособием для всех мужчин и женщин, которые примыкают к братству, составляя своего рода «третий орден»*.

————————-
* Светская организация, подчиняющаяся какому-либо религиозному братству.

Аннемари Шиммель.Мир исламского мистицизма.М.1999.С.221.

* * *

Эмблема братства. Ханака г. Санта Круз, США

* * *

Портрет дервиша Нур Али Шаха

Из книги «Антология Азербайджанского худ. искусства»

* * *

То, что Анри Корбен назвал «изумляющей деятельностью» [Джавада] Нурбахша, привлекло внимание различных ученых, которые часто подчеркивали удивительную широту его ума.

Д-р Нурбахш был очень активен и в своей специальности — психиатрии. Во время своей работы в качестве главы факультета психиатрии в Тегеранском университете и руководителя психиатрической больницы Рузбих в Тегеране он опубликовал в иранских научных журналах множество статей по психологии, преимущественно посвященный фрейдизму.
<…>
К началу 1970-х годов д-р Нурбахш основал в Иране 50 ханак и к 1978 г. их было уже около 60-и.

Леонард Луисон. Введение в историю современного персидского суфизма: орден Ниматуллахи.

An Introduction to the History of Modern Persian Sufism, Part I: The Nimatullahi Order: Persecution, Revival and Schism

http://links.jstor.org/sici?sici=0041-977X%281998%2961%3A3%3C437%3AAITTHO%3E2.0.CO%3B2-6&size=LARGE&origin=JSTOR-enlargePage#abstract

Рубрики:Суфизм Метки: ,
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s