Главная > Духовная культура, Суфизм > Дж. Нурбахш. Энциклопедия суфийской символики: вино, музыка, сэма, пирушки

Дж. Нурбахш. Энциклопедия суфийской символики: вино, музыка, сэма, пирушки


Sufi Symbolism. The Nurbakhsh Encyclopedia of Sufi Terminology
(Farhang Nurbakhsh) by Dr. Javad Nurbakhsh Volume I
Part 1 The Esoteric Symbolism of the Parts of the Beloved’s Body
Part 2 Sufi Symbolism of Wine, Music, Mystical Audition and Convivial Gatherings
© Khaniqahi Nimatullahi Publications London 1984

ДЖАВАД НУРБАХШ
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СУФИЙСКОЙ СИМВОЛИКИ
(ФРАГМЕНТ ПЕРЕВОДА)

Том 1. Часть 2. Суфийская символика вина, музыки, мистического слушания (сэма‘) и хмельных сборищ

Хатиф, о вдохновенный переводчик
владык, что ведают о духе,
то говорят, что ты “умерен”, то называют “упоённым”.

Но все слова подводят к одному,
будь то “вино” или “певец”, “саки” или “сэма”,
“свидетель” или “маг”, “храм” или “пояс”.

Всё сокровенное и тайное яснеет
благодаря словам,
понятным посвященным.

Хатиф Исфахани

Во имя Возлюбленной

Введение

“Вино”, “питейный дом” – эти слова с давних пор встречаются в суфийской литературе, входя в словарь образности любого поэта-суфия.
Многих это удивляет.
Может, суфии и вправду пьют вино?
А если нет, то почему они с такой настойчивостью возвращаются к этим образам в поэзии? Вопросы такого рода возникают постоянно. Постараемся ответить ни них.
До прихода ислама арабы, иудеи, христиане и зороастрийцы столетиями употребляли вино. Вино играло важную роль и в религиозных обрядах. Люди, для которых этот способ достижения опьянённости вошел в плоть и кровь, не в состоянии так просто отказаться от него и перестать думать о нём.
Многие поэты, как исламские, так и неисламские, пили вино открыто либо тайком, закрывая глаза на существующий в исламе запрет пить вино.
Возлияния и опьяненность нашли отражение в их стихах, которые обрели большую популярность в исламском обществе.
Вследствие бессознательной тяги мусульман к вину поэзия на эти темы не только не была запрещена, но открыто прославляла вино, причем столь впечатляюще, что чтение стихов о вине во время праздников и дружеских попоек и в самом деле вызывало состояние опьянённости. Так сложилось, что стихи, в которых не затрагивались темы вина и его воздействия, не могли соперничать со стихами о вине; при их чтении не возникало ощущения пьянящего восторга.
Исламские поэты-суфии, включая и тех, кто не употреблял вина, в своих стихах также прославляли вино и культ винопития. На то существует несколько причин Вот они:

1) желание привлечь внимание читателя к своим стихам;
2) бессознательная тяга к вину;
3) упоминание “виноградного вина” обретает трансцендентный смысл, порождая символику “божественного напитка”. Поэты стали использовать образ вина в качестве метафоры упоённости божественным поминанием (зикр), образ виночерпия стал отсылкой к Богу, а “дружеские возлияния” – намёком на медитативные собрания в “таверне божественного единства (таухид)”.

Обосновывая подобный подход, поэты приводят высказывание Пророка:

Истинно, Всемогущий Господь имеет вино для Своих друзей; и оно таково, что когда они пьют его, оно пьянит их; опьянённые, они радуются; возрадовавшись, они расслабляются; расслабившись, они смягчаются; смягчившись, они очищаются; очистившись, они достигают; достигнув, они воссоединяются с божественным; воссоединившись, они теряют различия со своей Возлюбленной*.

* Приводится  автором  в  его книге  Traditions of the Prophet (Ahadith), vol. 2, New York, 1983, p. 67. Высказывание приводит Ибн Карбалаи (ум. в 1589 г.) в своем Раузат аль-джанан ва джаннат аль-джанан, изд. Джафар Солтан аль-Караи, Тегеран, 1965, том 1, с. 231.

Так слова “вино”, “возлюбленная”, “фиал”, “виночерпий” и сопутствующая лексика этой тематики прочно заняли свое место в суфийской поэзии в качестве символических отсылок. Критика суфиев, особенно со стороны клерикальных законоведов, лишь усилила эту тенденцию, явившуюся реакцией на догматическое законоведение.
Данный раздел посвящен символике терминов суфийских стихов, связанных с праздничными и дружескими возлияниями.
В качестве типичного примера поэзии такого рода приведем газель Руми из “Дивана Шамса Тебризи”:

Приди, о виночерпий душ,
О проводник сердец, торящий тропы вере,
Наполни этот неизменный кубок,
Отведай-ка вина, что сердце радует и поднимает дух,
Даруя зрелость оку духовидцев.

Вино из гроздей винограда – для людей Иисуса.
Вино Халладжа – для людей Йа* Син**.
Та чаша – с тем вином, а эта – с этим.
Той чаше – пребывать, пока не разобьётся,
А этой чаше – нет конца.

То, первое вино, лишь на мгновенье
Смягчит твои мучения и скорбь,
Не облегчив всей боли,
Не растворив всей горечи твоей.

Всего один глоток вот этого вина, второго, –
И труд твой станет совершенством.
Я душу предаю свою
Сему златому кубку.

Коль это состояние приходит, –
Так ранним утром и к тому,
Кто бодрствует всю ночь.

Молчанье!
Шамс аль-Хакк Тебриз вернулся,
Чтоб обрели блаженство
Все те, кто скорбен сердцем и душой.

Йа Син – название 36-й главы Корана. Согласно высказыванию Пророка, “у всего есть сердце, а сердце Корана – сура Йа Син”. Высказывание приводится в Тамхидате Айнол-Кузата Хамадани (Тегеран, 1962), с. 175.
** Буквы “йа” и “син”, как полагают духовные авторитеты, являются своеобразной аббревиатурой обращения “Йа инсан” (О человек). По другим источникам, Аллах обращается не просто к человеку, а к Своему посланнику Мухаммаду (прим. пер.).

КУБОК, БОКАЛ, ФИАЛ (сагхар)

Этот образ символизирует сердце суфия.

Услышав прошлой ночью, как фиал
о сокровенном возвещал,
Хафиз всплеснул руками,
вскипев восторгом, словно старое вино.

Хафиз

Тот кубок сердца,
что кипит у губ,
они держали
И Друга лик
с дыханьем каждым
прозревали.

Ираки

О виночерпий,
поднеси бокал того вина,
в котором в каждый миг
Находит отраженье
Твой многоцветный лик.

Ираки

Этот термин символизирует тот объект, в котором суфии видят света Незримого (гаиб) и воспринимают сверхчувственные реальности (ма’на). Он также может символизировать сердце познавшего либо опьяненность (сукр) и жаждание (шаук).

КФ 1558

Образ символизирует ту любовь (махаббат), которая достигла степени “любви к божественной сущности”*.

* Согласно Эзоддину Махмуду Кашани, существуют две основные разновидности любви: “любовь обычных людей, которая выражается в тяготении сердца к созерцанию красоты божественных атрибутов, и любовь избранных… как тяготение духа к созерцанию красоты божественной сущности”. – Мисбах аль-хидаях. Изд. Дж. Хома’и (Тегеран, 1946), с. 404.

На этом этапе опьяненность любящего приносит свои плоды: наружно его индивидуальность (та’айюн) исчезает, заменяясь индивидуальностью Возлюбленной. Затем Возлюбленная вновь являет Себя в обличье любящего как Виночерпий (саки).

Когда б аскету городскому привелось
сего вина напиться,
Он устремился бы в таверну –
за кубок ухватиться.

ТТ 204

ЧАША ГРААЛЯ (джам)**

** Одно из значений перс. джам – “священный сосуд”, “грааль”. По преданию у царя Джамшида была чаша, в которой он мог видеть всё, что творилось в его царстве. Отсюда происходит выражение “чаша Джамшида” или “чаша, являющая мир” (джам-и джахан намэ). Мусульманские мифологи считали, что такой же чашей обладал пророк Соломон (см. Дехкода, цит. соч., наджам-и джахан намэ). Другие авторы трактовали ее как астролябию или зеркало наподобие хрустального шара.

Образ символизирует сердце суфия и мир бытия (хасти).

О виночерпий, просвети глубины нашей чаши
сиянием вина
И возгласи, певец:
“Занятие такое в миру по вкусу нам”.

Хафиз

Коряво о вине мы говорим,
О тех, кто любит и любим.
Всё это – лики Той, которая вино нам разливала,
Мгновенно явленные в глубине фиала.

Хафиз

Одной лишь чашею вина любви
нас угостила.
Похитив рассудительность и мудрость,
терпения лишила.

Ираки

Лишь в чаше, именуемой “сей свет”,
Твоё чело свой оставляет след,
А Имени сладчайший мёд
Именованью мира ясность придаёт.

Магриби

Образ символизирует мистические состояния (ахваль).

ИИ 61

Эта метафора отображает место богоявлений и озарений бесконечного бытия, присущих “стоянке” фаз (таур) сокровенного (сирр), духа (рух) либо тайного (хафи)*.

* Речь идет о стадиях Пути, известных как семь тайных фаз (таур) сердца, а именно: физическая природа (таб’), душа (нафс), сердце (калб), дух (рух), сокровенное (сирр), тайное (хафи) и тайна тайн (акфа).

Пей вино из чаши Вечного Лика**,
Ведь Виночерпий –
“Их Господь, который им даёт испить”***.

** Отсылка к Корану (55:27).
*** Здесь “Виночерпий” используется как одно из именований Господа – в соответствии с текстом Корана: “И им Господь даёт испить напиток (райской) чистоты” (76:21).

МЕРА ВИНА (паймана)****

**** Слово происходит от перс. (и санскр.) корня ма (“мерить”), к которому добавлен усилительный префикс пай-; отсюда основное значение этого слова – “мера”.

Мы выпьем всё,
что в нашу чашу попадает –
Напиток Рая
и вино, что опьяняет.

Хафиз

Хафиз вчерашней ночью
затвор свой на таверну променял.
Отринув обеты, преступив заветы,
с вином он поднял меру.

Хафиз

Мера с вином – отсылка к тому, в чем свидетельствуют свет Незримого, благодаря чему постигают духовные материи; иначе говоря, это сердце познавшего.

КФ 1554

ПИАЛА* (чашка для питья без ручки)

* Слово пиала включает древний ирано-санскритский корень па (“пить”) и персидский глагол ала (кардан) – “опрокидывать”, т.е. буквально означает “опрокидывающийся сосуд для питья” (“чашка” в изначальном смысле). Ср. с лат. poculum(“чашка для питья”).

Слово символизирует различные индивидуальные ограничения бытия (та’айюнат-и хасти), каждое из которых играет роль зеркала Бога.

Как отраженье в круге пиалы,
я вижу отсвет
алеющей щеки моей любимой.

О, ограниченность рассудка,
с тобой не обрести блаженства,
которое дарует лишь вино.

Хафиз

Этот образ – метафорическая отсылка к Возлюбленной. Каждый гран бытия – пиала, из которой человек знания пьёт вино духовного постижения.

КФ 1554

Пиала у суфиев – обозначение особого рода любви, которая качественно сильнее, чем начальная романтическая увлеченность, относящаяся к этапу нежных посещений (бада), следующему после фазы (таур) сердца.

Испей вина, ведь эта чаша –
Любимой лик,
А эта пиала –
её хмельное око, напоённое вином.

Шабистари, ГР 53

Иногда этот образ обозначает явление божественных воздействий в творении, как об этом говорится в строках:

Живи свободным, шествуй одиноко,
ведь улочка преуспеянья так тесна,
Вздымай же пиалу,
жизнь драгоценна, не разменивайся ею.

Хафиз, ТТ 182

У иранских дервишей хак-сар (братство джалалипиала обозначает второй этап суфийского пути.
Другое название пиалы у персидских суфиев, ратл, обозначает либо пьянящее вино бессамости, либо чашу (джам) божественной любви.

О приверженец монастыря исчезновения (фана),
передай мне эту увесистую пиалу –
почествовать шейха,
у которого нет ханаки.

Хафиз

ЧАРА (кадах)*

Кадах – происходит от лат. cadus (кувшин, урна); это большой сосуд для питья или чаша вместимостью на двоих человек.

Этот термин символизирует метафизический “момент” (т.е. непреходящее “сейчас”, вакт).

Неси ж, о виночерпий, сияющий как зеркало кадах,
Ведь дни быстротекущи, а сердцу еще надобно увидеть
Лик подлинный своих проектов.

Хафиз

Саки, приди и призови вино.
Решимостью Хафиза
С сердца чистого по милости кадаха
Смой множественности пыль.

Хафиз

Вино вкушающие только и слыхали,
что “сдвиньте чаши!” –
Вот наш полуночный призыв к молитве,
“к лучшему, что можно сделать”*.

Санджар Кашани

* Повтор “вставайте к лучшему, что можно сделать” составляет важнейшую часть призыва на молитву мусульман.

Этот образ отсылает к “моменту” и случаю мистического озарения (таджалли), который является вместилищем озарений божественных Воздействий (в творении). Приход этого момента зависит от познавшего, азартно проигрывающего себя Возлюбленной и изглаживающего из своего сердца все рассудочные влияния и визуальные отклики, а также все виды самоконтроля, воспитанные чувствами и силой представления.

Мирские тяготы ты на себя не навлекай,
Уж лучше чару чувства ты вздымай,
Пока твоя любовь тебя не увлечет,
Покуда в мир иной тебя не унесёт.

ТТ 221

Этот термин символизирует метафизический момент (вакт) и сердце.

ЛГ 11

БОЛЬШОЙ КУВШИН (хум)*

Термин обозначает божественное единение (вахидият)** и духовную “стоянку” сосредоточенности (джам’).

Что делать мне, ведь нет пути иного:
Коль хочешь пить процеженным вино
Ты прямо из кувшина – так впивай
Слова наставника зороастрийцев.

Хафиз

Хум, вероятно, близок к санскр. хумм (“отвод”). В Персидско-латинском словаре Вуллера (Graz. Austria: AkademischeDruck – U. Verlagsanstalt, 1962, rpt) другие значения хум – “тишина” и “перегонный куб” (от араб. аль-‘анбик). Здесь же имеется в виду традиционный для Ирана глиняный сосуд больших размеров для брожения вина.

** Вахидият обозначает аспект божественного единства, который включает множественность и архетипические сущности вещей – в отличие от ахадията или Единства, которое есть всепревышающее Одно, исключающее любую многовидность. Вахидият и ахадият часто переводятся как “включающее единство” и “исключающее единство”.

Коль сердце разрывается – его отдам
Как подношение твоим хмельным глазам.
Пускай кувшин в осколки бьётся –
Но хум неповреждённым остаётся.

Фасих аз-Заман Ширази

Этот образ обозначает “привал” (маукиф)*.

ИИ 61

* “Привал” (маукиф) согласно Шаху Ниматулле “представляет собой промежуточную “стоянку”, предвещающую славу грядущей и окончательной “стоянки”. РШ IV 303

Термин используется для отсылки к уровню сокровенного сознания (мартаба-йи сирри) и тонкому локусу  духа (латифа-йи рухи); он также обозначает план Всеобъемлющего Единства (ахадият-и йам’)**.

** Божественное единство на уровне божественных имён “есть позиция, в которой осознаётся множественность, существующая в потенции в Абсолюте, который по сущности един”. – Izutsu,TheKey, c. 95.

Хум Господа – божественного цвета.
Всё пестроцветье он окрашивает в это.

Руми, ММ II 1345; TT 194

Нет времени вино переливать из хума в пиалу,
ведь существует только вдох единый.
Скорее же прильните, губы,
к губам кувшина.

Анон

БОКАЛ, РЮМКА, ФУЖЕР (мина)

У суфиев это слово обозначает сердце познавшего, связующее звено, посредника (васитах) между любящим и Любимой.

И лишь бокал с вином хрустальный
поможет сжавшемуся сердцу
Преодолеть настрой печальный.

Не выпускай его из рук, чтоб не увлёк
Тебя отчаянья поток.

Хафиз

На пиру предвечности
Благословенно то дыханье, то вино,
Что вне пределов следствий и причин,
Что не запятнано касаньем к феноменам,
Свободно от добавок атрибутов,
Не связано и с низменной природой.
И пьют его не ртом.
Оно освящено за гранью бытия
И не вместимо ни в бокал, ни в чашу.

Абдул-Кадир Бидель

ФЛЯГА (сорахи)*

Сорахи – стеклянная бутыль для вина с длинным узким горлышком.

Образ символизирует духовную стоянку (макам).

ИИ 61

Приди,
Дозволь нам наверстать упущенное время,
Те драгоценные мгновенья, что прошли
Без фляги и фиала.

Хафиз

Образ обозначает “привалы” и “стоянки” духовного пути, где доводится приостанавливаться друзьям пути к Богу при переходе с этапа на этап согласно ограничениям их индивидуальной сущности (‘айн-и цабита-йи худ).

Вот друг, что в эти времена
не знается с грехами:
То фляга чистого вина
и свиток со стихами.

Хафиз, ТТ 212

ЧАША (ка’с)*

* “Чаша” часто является отсылкой к Корану (например, (76:17), обозначая чашу для подношения вина Рая. Вероятно, слово происходит от санскр. коса (бадья, чашка) и близко к лат. калик(чаша).

Абуль-Муфакир Бахрази, суфийский наставник 12 века, писал:

Необходимо иметь в виду, что знание Бога именуется “чаша”; синонимы на персидском языке – кадах (чара), сагхар (фиал) либо пиала (чашка).
Эта чаша символизирует чистое вино (шараб-и тахур)** богопознания (ма’рифат).

** Упоминается в Коране (76:21).

Кому оно даруется и кто те немногие преданные, которые являются “избранными” – это является тайной провидения.
Пьющие вино богопознания иногда могут действительно видеть чашу как таковую, иногда видят ее духозрительно, а в иное время воспринимают эту чашу в смысле познания.
Внешнее созерцание этой чаши составляет блаженство тела и души. Духовное созерцание дарует блаженство сердцу и уму, а “умное” созерцание (мушахида-йи ‘илми) дарует блаженство духу и сокровенному сознанию.
Чаша с вином даруется исключительно Божьей милостью, ведь

В руке Аллаха все щедроты мира,
И Он одаривает тех,
Кого сочтёт Себе угодным.
Объемлет всех Он (милостью Своей),
И знает обо всём, (что суще)! (Коран 3:73)

Может так случиться, что группа любящих при этом дворе пьёт вино из одной чаши либо каждый пьёт из отдельной чаши.
В последнем случае каждому может быть дана одна чаша или несколько чаш, ведь существует много разновидностей вина и чаш.
Иногда одна чаша дарует разное вино, и из неё пьют многие тысячи караванов любящих, и в чаше не убывает. Как радостны мгновенья (вакт) для того, кто пьёт из такой чаши чистое, неразбавленное, божественное вино, благодаря этому постоянно находясь в состоянии либо упоённости (сукр), либо трезвости (сахв).

То светлое вино – силок
у сердца на пути,
В нем побывали такие соколы,
как Моисей и Иисус.
Его певец – стенанье, чаша – боль,
друг – виночерпий.
Та счастлива рука, что принимает
это “крепкое рукопожатье”* с жаром.

АА 244

* Отсылка к Корану (31:22): “Тот, кто всецело обратил свой лик к Аллаху и совершает добрые дела, поистине, обрел надежную опору, – ведь только у Аллаха завершение всего”.

Приди, о виночерпий, чашу поднеси,
пусти её по кругу.
Сперва казалось, что любить легко,
а после – всё труднее и труднее.

Хафиз

Само вино – без цвета, но играет,
Когда его в фиал и чашу наливают.

Магриби

У суфиев чаша символизирует лик Возлюбленной либо божественную милость.

КФ 1252

КУВШИН (сабу)

Образ представляет внешние индивидуальные особенности, по которым личность опознаёт себя.

Избавься от кувшина,
Ты – пустота его, не глина.
Для “эго” стань незван.
Ты – не река, а океан.

Магриби

Как сделать, о саки,
Чтобы вино в кувшине,
Которым сердце суфия прельстилось,
И в чашке точно так же заискрилось?

Хафиз

Ты – океана громадьё,
Так отчего ж кувшин –
Ограничение твоё?

Ираки

“Кувшин” символизирует тот род любви (ишк), который, достигая подлинной действенности в таверне (майкада) “умного” единства*, исполняет “любовью божественной сущности”**, тем самым стирая внешние особенности любящего. Одновременно эта любовь под воздействием состояния (хал) “более целостного сознания” (джам’ият-и кубра) обживает “таверну самоупраздненности” (харабат). Эта таверна – “бытие того, кто любит Возлюбленную”; здесь мистик внутренне созерцает единство внешних особенностей Возлюбленной и любящего.

В таверну стал кувшин я приносить –
В надежде дух твой уловить.

Ираки, ТТ 205

* “Умное” единство – см. прим. 2
** “Любовь божественной сущности” – см. прим. 1

БУТЫЛЬ (карраба)***

*** Карраба (перс.) – большая пузатая стеклянная бутыль для хранения вина и лекарственных настоев.

Этот сосуд символизирует место, озаренное явлением (маджла-йе таджалли) сущности божественного единства, которое заключает в себе божественные свойства Красоты и Величия.

ТТ 222

В Её Величества владеньях,
У Той, которая прощает неблагое
И отпускает прегрешенья,
Хафиз пристроился носить бутыль
И сделался “магистром кубка”.

Хафиз

ГЛОТОК, ТОЛИКА, КАПЛЯ (джур’а)

Образ символизирует явление божественного Бытия (таджалли-йе вуджуд).

Любой, кто хоть глоток отпил
В предвечности из чаши Друга,
Уж не поднимет захмелевшей головы
До самого рассвета в День Последний.

Хафиз

Упавшая на землю капля твоего вина
И пыли придаёт достоинство рубина.
Увы – как редко нас ты привечаешь,
Гораздо реже, чем простую пыль.

Хафиз

Моленья на заре, вечерние взыванья
Звучат в тавернах непрестанно.
Всё это – для того, чтоб сделать
Один глоток из пиалы, что Ты назначил нам.

Хафиз

Душа упоена, рассудок изнемог,
А я из чарки сделал лишь глоток.

Аттар

О глотке говорят при символизации таинств духовных “стоянок” и всей совокупности мистических состояний, которые скрыты от странника во время прохождения Пути.

ИИ 61

Этот образ символизирует существенные характеристики самопроявленности Бытия в каждом атоме.

Посредством духа от легчайшей капли,
Что снизошла на землю к нам,
Вознёсся в небеса Адам.

ТТ 187

КУВШИН С ДЛИННЫМ НОСИКОМ ДЛЯ ВОДЫ (типа чайника) (куза)*

Куза – глиняный сосуд с длинным носиком для воды.

Образ символизирует метафизический “момент” (вакт) и мистическое чувство (хал).

Приди, о виночерпий мой,
В протянутую руку
Вложи сосуд с живительной водой.

Аттар

Мне ночью захотелось выйти.
Шагаю, пьян,
В руке куза опустошенный,
И направляюсь на базар
Отважных каландаров**.
Я меньше чем за час
Всего лишился, что имел.
Когда ж избавлюсь я от лицемерья?
Когда ж отделаюсь от самопоклоненья?

Аттар

** Каландар – Эзоддин Махмуд Кашани говорит, что каландар – это тип суфия, который “стремится разрушить установившиеся общепринятые и ставшие привычкой практики; преимущество его внутреннего состояния заключается в свободе от беспокойства: обычно он пренебрегает исполнением молитв и добрых дел сверх должного”. МХ 121.

ВИНО (маи)*

* У Декхода маи – отсылка и к вину, и к винограду. В персидской поэзии для отсылки к вину используются слова: маибадасахбамодамхамршараб и сабух. Они синонимичны в разговорной лексике, но существенно расходятся в семантике, используемой суфиями в поэзии. Вероятно, маи  происходит от санскритского и авестийского мадху (“горячительный напиток” или “вино”). Он близок к англ. mead (“медовый напиток”) и древнегреческому methu (в поэтич. текстах – “хмельное зелье”).

О вине суфии говорят для отсылки к бессознательному духовному томлению (заук) сердца о Господе, что приводит к опьяненности сердца. Вино также может обозначать радостную приподнятость (наш’а), привносимую богопоминанием (зикр) и вскипанием любви.

Пусть сердце схватится вина раствором,
Иначе сей негодный мир
Вновь прах наш сделает строительным декором.

Хафиз

Коль поводырь твоей любви предписывает возлиянье –
Пей, коротая милости Господней ожиданье.

Хафиз

Восхúщенные, упоённые любви вином ((проставить ударение в слове восхищенные на “и”))

Преодолели гиблые места.
Меня же одолела маета,
Не вижу путеводных вех я на пути своём.

Аттар

Таханави определяет маи как “бессознательное томление (заук) в сердце путника, преисполняющее его “момент” (вакт) восторгом; маи также может обозначать добротолюбие (махаббат) и любовь”.

КФ 1536

Автор “Зеркала любящих” пишет, что маи – отсылка к “богоявлениям, относящимся к божественным Влияниям (на творение), Действиям, Атрибутам либо Сущности – в соответствии с индивидуальными склонностями”.

Вкушай вино,
Покуда не исчезнет эта стать,
Не сгинут “я”, “моё”
И это каплевидное бытьё,
Что не даёт нам морем стать.

Шабистари, ТТ 230

Ираки пишет: “Маи символизирует всепоглощающую власть любви, сопровождаемую напряженностью, но уживающуюся с крепостью духа, что типично для путников, находящихся на середине Пути”.

ИИ 60

Маи обозначает Абсолютное Бытие, которое присуще всем существам и обнимает их всех.

РА 60

ЧИСТОЕ ВИНО (маи-йе сафи)

Это выражение у суфиев отсылает к явлению божественных атрибутов, очищающих зеркало сердца суфия от накипи форм множественности.

Для дервиша довольно чаши чистого вина –
И накипь многих свойств удалена.

Шабистари, ТТ 230

Виноторговца благосклонность явственно видна,
А потому и не было ни разу,
Чтоб опустел фиал мой чистого искристого вина.

Хафиз

МУСКУСНОЕ ВИНО (маи-йе машкин)

Термин обозначает явление (таджалли) божественных действий, которые утоляют и гасят бушующие страсти путника умиротворенностью божественного единства и камфарой* спокойной уверенности (якин).

Камфара – отсылка к Корану: “А праведные будут пить из чаш напиток с добавлением кафура” (76:5).

Единственное,
что умерит муки –
Мускусное вино и камфара –
вот средства от разлуки.

ТТ 230

РУБИНОВОЕ ВИНО (маи-йе ла’л)

Термин обозначает вести от Возлюбленной и вкус услад любви.

Удела своего никто не избежал.
Омоем же одежды благочестья
В вине, которое как лал.

Хафиз

Возьми сырое здравомыслие
в питейный дом,
Чтоб от вина как лал
кровь закипела в нём.

Хафиз

Вино Любимой, что как лал,
Нас опьянило с вами.
Оцепенение ушло перед Её очами.

Ираки

ВИНО (бада)*

Бада – в классическом литературном языке Персии, согласно Дехкода, бада образовано от бад (“ветер”) добавлением сравнительной частицы а (“как”, “подобно”) и буквально означает “подобный ветру”, “надутый”, “горделивый”. Слово используется для обозначения вина, “поскольку вино вызывает проявления гордыни”. Вероятно, бада происходит от пехлевийского батак, позднее арабизированного в виде базак.

Слово обозначает любовь суфиев, которые только-только начинают Путь.

Саки, вина я не могу дождаться!
Доколь гордыней мне терзаться,
В самодовольства нежась ветерках?
На никудышную главу да ляжет прах!

Хафиз

Когда сидишь ты с Другом, пьёшь вино,
Взывать к другим влюблённым – не дано.

Хафиз

Кто восхищён и опьянён
вином обетованья* –
На мир души вовек
не обратит вниманья.

Ираки

* Обетованье, о котором здесь идет речь, это отсылка к договору между Богом и человеком, см. Коран (7:172): “Когда Господь твой из сынов Адама, из чресел их, извёл потомков их и повелел им о самих себе свидетельство давать: “Не я ли – ваш Господь?” (Аласто би-раббикум) Они сказали: “Да. Свидетельствуем мы!”

Согласно Ираки, бада “обозначает любовь, слабую духовно, присущую обычным людям и тем, кто только вступает на Путь”.

ИИ 61

Бада – символ любви, у которой мало сил; это период сентиментальных чувств неофитов на Пути.

Коль суфий пьёт вино –
да ощутит он сладость упоённых!
А если нет – так лучше вовсе
сойти с пути влюблённых.

ТТ 175

ЧИСТОЕ ВИНО (бада-йе сафи)

Выражение отсылает к неутолимой любви.

Сделалось чистым вино.
Птицы пьяны на ветвях.
Время влюблённых пришло.
Опору дела обрели.

Хафиз

Чистое вино – символ любви, которая чиста от пороков несовершенства, независима и от радости единения, и от горести разделённости, ведь оба этих состояния указывают на наличие завесы на “бытии” влюблённого, которой является само его бытие, включающее восприятие, осознавание и сравнение удовольствия и боли, и делающее различие между “временем разлуки” и “временем единения”.

Люди страстные жаждут единения,
А любящему достанет и того,
Что на твоей улочке он станет козлом отпущения
Для всех, кто желает ему зла.

Путник достигает этого уровня любви на этапе сокровения* и духа. Степень чистоты его вина (бада) зависит от темперамента мистика.

* Согласно Эзоддину Махмуду Кашани, существует две основных разновидности любви: “любовь обычных людей, которая выражается в тяготении сердца к созерцанию красоты божественных атрибутов, и любовь избранных… как тяготение духа к созерцанию красоты божественной сущности”. – Мисбах аль-хидаях. Изд. Дж. Хома’и (Тегеран, 1946), с. 404.

Печали сердца моего
цветная пиала изъяла,
А это чистое вино
и сердце с верой прочь изгнало.

Та чаша, полная вина,
меня бытья лишает,
Мирские горести
cтрадающей души стирает.

ТТ 176

КРАСНОЕ ВИНО (сахба‘)

Термин символизирует либо раскрытие (кашф) Вечного Бытия, либо “вино завета”*.

* “Вино завета” – отсылка к договору между Богом и человеком, см. Коран (7:172): “Когда Господь твой из сынов Адама, из чресел их, извёл потомков их и повелел им о самих себе свидетельство давать: “Не я ли – ваш Господь?” Они сказали: “Да. Свидетельствуем мы!”

Годами мои свитки
были ручательством за вино.
Мои выступления и взывания
защищали честь духовной школы.

Хафиз

ВИНО (модам)

Термин обозначает любовь, которая является врождённой и внутренне присущей бытию данного человека, и символизирует явления (таджалли) божественных атрибутов.

Румянец на щеке любимой вижу – он
В оправе кубка отражён.
Лишь ограниченность ума нам не даёт познать
Блаженство, что одно вино способно дать.

Хафиз

Что это за саки,
вина которого весь мир взалкал?
Что это за вино,
неведомое мне, мир для которого – фиал?

Магриби

От яда этого противоядие – вино (модам).
От этой боли исцеление – вино (шараб).

Магриби

Образ символизирует особый тип любви, которая относится к сути человека, помещаясь в локусе неизменных архетипов и проявляясь в различных формах врождённого духовного знания, проистекающего от божественных явлений (таджалли).

ТТ 227

ЗЕЛЬЕ ХМЕЛЬНОЕ, КРЕПКИЙ СПИРТНОЙ НАПИТОК (хамр)*

Хамр – любой хмелящий напиток, особенно вино.

Образ символизирует любовь, переполняющую сердце суфия, последствия которой – немилость.

Поди, скажи аскету, пусть не зрит
С презреньем на бедняг, которые остатки пьют.
Мы пили, что нальют:
И райское вино, и зелье, что хмелит.

Хафиз

ВИНО (шараб)*

Шараб в арабском языке происходит от глагола “пить” и первоначально  обозначало любой напиток для питья. В персидском языке шараб относится только к вину.

Слово обозначает крайнюю степень чувства либо совершенную любовь.

Таким вином тревожащий твой взгляд
попотчевал влюблённых,
Что знание незнаньем стало, ум –
забавою умалишённых.

Хафиз

Вино влюблённых в чарку не нальёшь,
Фиала для него ты не найдёшь.

Аттар

Изгладив бытие –
о бытии радеть,
От божьего вина –
пьянеть.

Санаи

Шараб символизирует всепоглощающую силу любви, сопутствующую особому поведению путника, которое навлекает на него общественное порицание (маламат). Эта любовь овладевает теми, кто совершенен, что бывает при завершении Пути.

ИИ 60

Шараб отсылает к особому виду любви – любви, исполненной нежности, доброты, самоотреченности и упоённости, возникающей от сияния (джилва) истинной Возлюбленной и побуждая человека к безмолвию и забвению себя.

КФ 733

Толкуя стихи Шабистари из “Сада тайн”, затрагивающие мистику вина, автор “Зеркала любящих” пишет:

Шараб иногда символизирует вкушание* духовного блаженства.

* Вкушание – букв. “пробование на вкус”, у суфиев отсылает к свойству творческой интуиции, которое позволяет воспринять истину без помощи физических органов чувств.

В вине, свече, вкушанье
мистического знания узри:
Любимая ни для кого не скрыта.

Иногда шараб символизирует место, где просияло откровение божественной Сущности, что неизбежно вызывает угасание следов тварности в путнике и его упраздненность (фана).

Ищи вино вне кубка или чаши,
В нём – все другие вина наши,
И даже верх взяло оно
Над разливающим вино.

Откровение божественной сущности является путникам, находящимся в состоянии привлеченности [Богом] (саликан-и маджуб)**, точно так же как вино (маи) богоявленности даётся тем мистикам, которые, находясь в состоянии привлеченности (джазба), затем продвигаются по Пути, исполняя формальные предписания (маджуб-и салик)***

** Саликан-и маджуб – суфии, у которых этап следования внешней дисциплине Пути (сэйр-о сулук) завершен, и теперь они захвачены божественным притяжением (джазба). (Прим. автора.)

*** Маджуб-и салик – человек, охваченный божественным восторгом или притяжением (джазба) и остающийся в этом состоянии, называется маджуб (восхищенный человек в состоянии привлеченности) [Богом]). Если он возвращается из [состояния] привлеченности [Богом] в [состояние] самосознавания, вновь продолжая прохождение Пути, исполняя формальные предписания (сулук), то его называют маджуб-и салик, т. е. восхищенный человек, исполняющий предписания Пути. (Прим. автора.)

Шараб также может обозначать огонь добротолюбия (махаббат) и средоточие любви, которое озаряет весь мир. Шабистари пишет об этом:

Изъязвлен дух Мусы огнём
в богоявленье этом.
Огонь служил ему вином,
а куст горящий – светом.

Шараб также может символизировать ряд теофаний в неизменных архетипах (а’йян-и сабита) и, в частности, сущностные формы (совар), которые подобно зеркалам отражают эти неизменные архетипы; их также называют “чаша, являющая мир”.

От света ночного путешествия*
Происходят вино, свеча и чаша.
Божественная красота являет себя
Лишь как “великие знаменья” Божьи**.

* Ночное путешествие Пророка или мирадж (Коран 17:1). По возвращении Пророка Айша спросила его: “Ты видел твоего Господа?” Мухаммад ответил: “Я видел свет, свет ночного путешествия”. – Лахиджи, СГР 604.

** “Великие знаменья”, по толкованию Лахиджи, отсылают к раскрытию (кашф) божественных Имён и Атрибутов, всеобщие формы которых Пророк узрел в своем сердце; часть этих форм смогли воспринять святые – последователи Пророка. СГР 605.

Шараб также обозначает откровение божественной Сущности, откуда и проистекает нисходящая дуга (от Бога к творению).

Вино, чья чара – лик Любимой,
Ты залпом осуши, испей
Из кубка глаз Её хмельных,
Тех, что вином напоены.

ТТ 209***

*** Все стихи, приведенные здесь, взяты из ГР 53.

Амир Сеид Али Хамадани* так пишет о символике вина:

* Хамадани – знаменитый мастер братства кубравийя; во 2-й половине 14 в. уехал в Индию, с 1371 г. жил в Кашмире. Благодаря его усилиям братство кубравийя получило распространение в Индии.

У суфиев шараб означает следующее: отдельные существа (афрад) и сущности (а’йян) всех уровней существования восприимчивы к нескончаемой благодати явлений (кашф) божественной Сущности, Атрибутов и Действий на всех стадиях творящей активности Бога, на всех иерархических ступенях божественных Атрибутов и тонких путях восхождения к божественной Сущности.
Эта восприимчивость существ и сущностей зависит от их способностей и предрасположенности. Их духовная реальность инициирует манифестации тайн ангелической реальности (малакут) и светов мира предписаний (джабарут) как перед (природными) образованиями, так и перед взорами людей.
Этим вином потчевали бродяг (рендан) в квартале духовного пути и богатырей в битве за Реальность во время принятия обета* из рук Подающего Вино.

* Обет – отсылка к договору между Богом и человеком, см. Коран (7:172): “Когда Господь твой из сынов Адама, из чресел их, извёл потомков их и повелел им о самих себе свидетельство давать: “Не я ли – ваш Господь?” Они сказали: “Да. Свидетельствуем мы!”

Опьяненность этим вином взрастила этот и тот миры. Есть лишь одно средство от похмеленности этим вином: шербет божественного единения, поднесенный божественным Словом.

Приди, саки, и поднеси того вина,
Что любо сердцу моему и вере.
Избавь меня  от “я”, ведь упоённость –
Единственный обряд, который знаю я.

Твоё проклятье слаще мне,
Чем от других благословенье.
Благословенье всех иных –
И есть проклятье!

МАФ 51

“СТОЯНКА” ВИНА (макам аш-шараб)

Вино и питие вина в описании духовных “стоянок” у Рузбихана имеют различные уровни символического понимания. В его фундаментальном труде “Характер духов” (Машраб аль-арвах) приводится три “стоянки”, имеющие касательство к вину.
Стоянка вина означает, что дух, охваченный любовной страстью, погружен в море предвечности (‘азалийят)* и пьёт вино (шарабблизости из источников божественных Атрибутов, не разбавленное неопределенностью (аль-илтибас)**.

‘Азалийят – множеств. число от азаль, по Рузбихану, синонима кадам ( вечность Бога в противоположность Его преходящему творению). СС 618. У Худжвири это “то, что не имеет начала”. КМ 507. – Фарханг-и Нурбахш, том 4, с. 62-63.

** Аль-илтибас у суфиев означает приближение Бога к преданному на стоянке любви, что выражается в богоявлениях, дарующих блаженство его сердцу (прим. автора).

Это “стоянка” впивания Любви (макам шурб аль-ишк); здесь дух, будучи с Богом и упоённый Им, пьёт вино предвечности из источников близости (к Богу) в послевечности (аль-‘абадийят)***.

*** Аль-‘абадийят – множеств. число от абад, по Рузбихану, синоним бака (вневременная вечность). СС 618. У Худжвири это “то, что не имеет конца”. КМ 501. – Фарханг-и Нурбахш, том 4, с. 66-67.

Наименее продвинутый дух здесь – тот из любящих, приближенных к Богу, которому дарованы мистические излияния (‘ахль аль-варидат) от Бога; он из тех, кто пьёт вино (‘ахль аш-шурб):

И чистым запечатанным вином
дадут им жажду утолять…
И вместе с нею – смесь таснима,
Источника, откуда пьют
Лишь приближённые (к Аллаху)(Коран 83:25, 27-28)

Зун-Нун Мисри говорил:
“Их сердца впали в море любви; они испили столько этого вина в присутствии сердец, что им открылось: всё, что происходит, управляется Вечным Бытием”.

Я за тебя весь кубок осушил.
Меня не тронул ни один недуг,
Ты даже хвори сердца исцелил.

Ты был моим “труженьем” –
Иное я оставил,
И да не будет у меня иного помышленья.

Познавший (Халладж) сказал: “Под питием подразумевается питие чистого вина единения чарой божественных озарений во время созерцания в море божественных тайн”.

МА 118

“СТОЯНКА” ПИТИЯ ВИНА НЕПОСРЕДСТВЕННО ИЗ РУКИ БОЖЬЕЙ
(макам шурб шараб аль-васл мин яд аль-хак бигхайр васита)

В тот момент, когда духовно познавший самоупраздняется в близости и его поглощает океан святости (кудс), он становится Божьим наречённым; Господь, облечённый в одежды Красоты, сходит к нему и столь обильно потчует его вином единения, что тот теряет рассудок от любви, исполняясь радостью, и пребывает в Господе.
“Это состояние неописуемо, – сказал познавший (Халладж), – разве что в этом мире вам доведется испить этого вина на “стоянке” близости”.

МА

“СТОЯНКА” СОГРЕВАЮЩЕЙ СЕРДЦЕ РАДОСТИ ПРИ ВОЗЛИЯНИЯХ
(макам шурб’* мофаррех аль-фарах)

Шурб‘ – арабское слово для обозначения процесса питья, происходит от того же глагольного корня, что и слово “вино” (шараб).

Это “стоянка”, способствующая излиянию в сердце Божественной красоты; она приходит, когда мистик самоупразднён, сражён любовью и исчез в величии Божьем.
Познавший (Халладж) сказал, что “стоянка возлияний (макам аш-шурб) это восприятие глубинным сознанием (сирр) свежего ветерка созерцательного видения”.

МА 225

ВИНО ВЫДЕРЖАННОЕ (шараб-и похта)

Это чистое наслаждение, отвлеченное от всего материального.

ИИ 60

Чистое наслаждение, абстрагированное от обычных форм поклонения.

КФ 1559

ВИНО МОЛОДОЕ, НЕВЫДЕРЖАННОЕ (шараб-и хам)

Образ символизирует чистое блаженство, когда оно ассоциируется с религиозным рвением.

Вот друг без выдержки, вино здесь молодое,
А это – с выдержкой, густое.
И всё же тысяче густых
Я предпочту вино из молодых.

Хафиз

ВИНО ГОРЧАЩЕЕ (шараб-и талх)

Термин символизирует всепоглощающую любовь, которая выявляет перед суфием иллюзорный характер его бытия.

Горчащего вина бы мне испить,
Которое способно человека сокрушить,
Чтоб хоть на вздох мне обрести покой
От мира этого с его соперничеством,
беззаконьем и нуждой.

Хафиз

Горчащему вину,
Что суфиев клеймит,
Моё изножье не снести.
Саки, приди!
Прижмись к губам губами
И душу, что лелеял, укради.

Хафиз

Сердца пленять ты мастерица!
Как радостно, когда грядёт весна.
Приди же! Поднеси горчащего вина.
Пришла пора и нам возвеселиться.

Санаи

ЧИСТОЕ (НЕРАЗБАВЛЕННОЕ) ВИНО (шараб-и наб)

Это образ чистого, беспримесного блаженства, отдаляющего суфия от эгоистичного отождествления с “я” и “моё”.

О моё сердце! Изнывает от монастыря
и ризы показного благочестия оно.
Где капище кумиров?
Где чистое вино?

Хафиз

ВИНО ЗАВЕТА ИЛИ ВЕЧНОЕ ВИНО (шараб-и аласт или шараб-и лайазали)

Это отсылка к предвечной любви Возлюбленной.

Вином Завета, коим довелось
в день единенья угоститься,
Моё хмельное сердце
всё томится.

Ираки

Еще до времени, когда лоза и гроздь была дана,
Душа вином от вечности была упоена.

Аттар

УТРЕННЕЕ ВИНО (сабухи)

Образ символизирует разговор [с Господом] (мохадаса)*.

ИИ 62

Мохадаса у суфиев, согласно Абдор-Раззаку Кашани, “отсылает к разговору с Богом в видимом мире посредством обычных языковых форм, например, Его обращение к Моисею из горящего куста (купины), когда Господь говорил языком куста и ушами Моисея внимал Своим собственным словам”.

Образ символизирует беседу [c Богом] путника, находящегося в уединенном затворе.

РА 65

В ночь силы
Я утренним вином напился,
Но ни к чему издёвки ваши мне:
Сонм духов госпожи моей, что веселился,
Оставил чару на окне.

Хафиз

Термин символизирует обмен учтивыми любезностями и собеседование влюблённых при снятии завесы (таджалли) Возлюбленной.

Ключи молитвы отпирают
те двери, что затворены,
Благодаря чистосердечности бродяг,
что утренним вином упоены.

Хафиз, ТТ 212

НОЧНОЕ ВИНО (гайюки)

Образ отсылает к ночной беседе любящих (мосамара).

ИИ 62

Вкушанье
глотка вина ночного моего
Мир испарило из сознанья.

Магриби

МУТЬ (ОСАДОК, ОТСТОЙ, ПОДОНКИ) И ВИНО (дорд-о саф)*

* Под вином здесь подразумевается чистое вино.

Образ символизирует оппозицию Божьей Милости и Гнева, Благоволения и Укоризны, Любви и Наказания.

Его вино без мути было,
а утешенье скорби избежало,
Без терний сад Его,
пчела Его – без жала.

Руми

Не жди блаженства от переворота
Вверх дном поставленной небесной сферы,
Ведь чистое вино в бочонке головы
Перемешалось с мутью и отстоем.

Хафиз

Разлей подвижников вино с пренебреженьем,
Пей муть вина влюблённых с наслажденьем.

Аттар

Абуль-Мофакир Яхья Бахрази так трактует этот термин:

Слово “отстой” символизирует мистические состояния сердца и духа, которые смешались с физическим удовольствием и затемнены им, и в которых всё еще присутствует осадок преходящего бытия.
Это выражение также может обозначать ритуальные молитвы и религиозные обязанности, исполняемые формально и поверхностно, без внутренней осознанности и основательности, без требуемых сознательных усилий и старания, без истинного рвения.
Хотя оба состояния, описанные выше, несовершенны, но они по своей сути заслуживают поощрения, являясь неотъемлемыми этапами Пути. Ведь когда вы только начинаете двигаться по Пути, ваше духовное продвижение невозможно без имитации, и без начального этапа подражания вы никогда не достигнете очищения. Господь сказал:

Им довелось перемешать
Благие и постыдные дела (4:102).

Коль нет вина, так угости отстоем,
Ведь мутные подонки
И сердце, и глаза
Напитывают светом.

АА 243

Нет от страданья исцеления верней,
Чем чаша чувства и томления по Ней.

Шах Ниматулла

Я пью отстой и днём, и ночью,
Расположившись у твоих ворот.
Что для красавиц хорошо воочью,
Для нищих попрошаек не пройдёт.

Камаль-и Худжанди

Когда оба термина – “муть и вино” – упоминаются вместе, это может являться отсылкой к явлениям (таджалли) божественных действий, атрибутов и сущности.

О ты, кто сделал чувственное для меня запретным,
меня ты рьяно осуждал,
А я – я пил вино любви в то время,
как ты еще и не существовал.

Саади

Отринул он аскезу ради духа винного отстоя.
Словно последний пьянчужка,
В небытие влюбившись,
Молитвенные принадлежности,
Зубочистку, посох, четки –
Всё он отдал в залог за муть.

Шабистари, ГР 55

ПЬЮЩИЙ ОТСТОЙ (дорд-о киш)*

* В случае, когда дорд читается как дард (“боль”), вспомогательный глагол киш даёт значение “испытывающий”; так может возникать дополнительная игра слов со значением “тот, кто подвергается невзгодам и бедам”.

Образ символизирует совершенного суфия, который настолько преисполнен любовью к Богу, что не придаёт значения своим невзгодам, продолжая жить, полностью отрешившись от них.

“Стоянка” в харабате** пития отстоя,
Уж будь уверен, превосходит всё иное.

Ираки

** Харабат –“таверну самоупраздненности”. Эта таверна – “бытие того, кто любит Возлюбленную”; здесь мистик внутренне созерцает единство внешних особенностей Возлюбленной и любящего.

Как благозвучно и искусно
Виноторговец доверительно сказал
Тем, кто осадок пили, – он их близко знал:
“Нельзя ввергать неопытную душу в состоянье
Опаленности сердца любовной мукой”.

Хафиз

Как часто в храме искупленья
испытывали это мы с тобой!
Тот плохо кончит,
кто поведётся с пьющими отстой.

Хафиз

КРАВЧИЙ, ВИНОЧЕРПИЙ, РАЗЛИВАЮЩИЙ ВИНО (саки)

Образ отсылает к Абсолютной Возлюбленной, а также к мастеру суфийского Пути и к подателю милостей, который наделяет влюблённых вином любви.

О виночерпий, благосклонность
опять твоя видна.
Молюсь о том, чтоб чаша до краёв
твоя всегда была полна.
Ты направляешь нас – и потому
прошёл болезненный угар наш от вина.

Хафиз

Податель чаш, да будет же полна
вовеки твоя чаша чистого вина.
Будь милостив, взор опусти благословенный свой
и на того, кто пьёт отстой.

Хафиз

Саки, извечно милосердный,
подносил его сердцу*
при каждом вдохе-выдохе
чару великодушия
С вином из бочонка творения.

Ираки

* “Его сердцу” – стих посвящается наставнику Ираки, Бахауддину Закарийи Мултани.

С чаркой в руке саки отошёл,
Полог задёрнул,
Завесой опять нас покрыл,
Прервав наши заверения карой.

Ираки

От века так заведено,
Что ты, саки, – товарищ наш,
И виночерпий, и вино.

Магриби

Похмелья тяжесть так и не проходит,
дарованная нашим головам
с зари предвечности, когда
Саки поднёс вино Завета нам.

Руми

Термин саки символизирует подателя вина.

ИИ 61

Образ отсылает к источнику милостей, который благодаря вину относительного существования исполняет эйфорией и опьяняет каждый гран бытия.

Саки, зачем вино излил ты
на землю наших тел?
Чтоб нас безумье сокрушило?
Ты этого хотел?

ТТ 205

Термин саки прилагают к тем, кто снискал божественную милость, окормляя наитием, укрепляя сердца познавших раскрытием таинств и разъяснением метафизических истин.
Термин также может относиться к мысленным формам представления* божественной красоты, вызывающим у путника божественную опьяненность и восторг.
Еще одно значение этого термина у суфиев – саки как совершенный мастер и духовный проводник, способный вести других к совершенству.
Слово саки также может являться символической отсылкой к Богу, который дарует вино любви тем, кто любит Его и жаждет исчезнуть (махв) в Нем. Однако воспринять это вино способны лишь те, кто наделён интуицией и духозрением.

КФ 725

* Мысленные формы представления (совар мисалийи) – те формы, которые деятельное воображение воспринимает как существующие в мире архетипов.

Под саки понимается указание на снятие завесы с любви, которое влечет за собой опьяненность.

АМТ 389

Пер. А.Орлова

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s