Главная > Духовная культура, Религия > Экспериментальная теология

Экспериментальная теология


Отчасти – шутка (или сюжет для научной фантастики), отчасти — всерьез.

* * *

Действительно ли наука и религия (или теология) разделены непроходимым барьером? Или же они просто пользуются разными языками для описания мира, хотя указывают на одно и то же?

Возможно, что Знание – одно, а методы его обретения носят более универсальный характер, чем это раньше  казалось. И эксперимент, эта основа основ научного подхода, пригодится и в сфере теологии? Может быть, мы живем в эпоху, когда стираются барьеры между разными областями человеческого знания?

*

Что же, попытаемся провести эксперимент, который бы ответил на этот вопрос.

Возьмем какое-нибудь религиозно-теологическое  положение и попробуем его доказать или опровергнуть, не выходя за рамки научного метода. Вполне возможно, что некоторые положения религии невозможно доказать или опровергнуть таким способом, тогда как другие поддаются подобному методу. Как минимум, попробуем показать пределы его применимости.

Одна из насущных проблема человечества, вопрос, волнующий как верующих, так и атеистов — о милосердии и жестокости мира. Эта тема неотрывно связана и с вопросом о смысле (или бессмысленности) существования.

В известном хадисе позиция религии (не только ислама) по этому вопросу сформулирована таким образом: «Милосердие Божие превышает Его гнев».  Можно ли произвести эксперимент, позволяющий подтвердить или опровергнуть этот тезис? В каких пределах это утверждение истинно?

Для начала нам нужно сформулировать условия эксперимента.

Милосердие и гнев должны быть чем-то относительно конкретным – чтобы было понятно, где одно, а где другое. Если Божье милосердие принципиально отличается от человеческого, то какой смысл даже использовать это слово? Человеческое и божественное должны хотя бы отчасти совпадать. Более того, милосердие и грев должны быть измеряемыми величинами, поскольку требуется провести операцию сравнения между ними.

Система, в рамках которой проводится эксперимент, должна быть достаточно объемной, чтобы случайные всплески того или другого качества  не ввели нас в заблуждение.  То есть мы не можем взять какой-то один случай или исторический анекдот в качестве доказательства или опровержения тезиса. Материал эксперимента должен быть репрезентативен.

Милосердие и гнев имеют смысл в контексте человеческой ситуации или хотя бы в связи с живыми существами,  поэтому нас вряд ли заинтересуют в этой связи неорганическая материя.

Отдельным предметом изучения может быть вопрос, в каких условиях более активно проявлется Гнев, а в каких – Милосердие, каковы последствия,  тенденции и т.п.  Можно ли сказать, что Милосердие более проявлено в данном «срезе» реальности, чем в другом (историческом, социальном и проч.) ?

Согласно принципу фальсифицируемости (К.Поппер), должны быть  сформулированы условия,  при которых тезис окажется ложным.  То есть должна быть ясность,  когда именно эксперимент показывает, что для данных условий Гнев доминирует.

Что может служить признаком такого положения дел? Например, ситуация, когда атрибуты Гнева ведут к процветанию и выживанию, а Милосердие заводит в тупик.

* * *

Условия эксперимента: органическая система, предоставленная сама себе.

Что будет с ней происходить, как проявят себя объективные законы? Будут ли там доминировать атрибуты Гнева? Как может выражаться доминирование Гнева: только грубая сила и жестокость, обман и насилие ведут к выживанию и процветанию.

Пример подобного «эксперимента»: эволюционные процессы. Всегда ли царствует «закон джунглей»?

* * *

Еще одна область, где можно попытаться «измерить» присутствие Гнева и Милости, — экономика.

Есть мнение, например, что торговля строится преимущественно на обмане покупателя, и что без жульничества не обойдешься. Насколько оно оправдано? Какие существуют свидетельства в пользу этого утверждения и есть ли основания считать, что экономические отношения базируются и на других принципах? При прочих равных условиях какой тип бизнеса будет более успешен при конкуренции — воплощающий атрибуты гнева или милосердия?

Если бизнесы, основанные на обмане, регулярно переигрывают те, которые строятся на честности и уважении к клиентам, то, возможно, в нашей Вселенной доминирует гнев, а не милость.

* * *

А как насчет педагогики? Кто получает желаемое (которое может, конечно, различаться в разных семьях) — жестокие родители или те, кто проявляет доброту?

* * *

Современные микробиологи считают, что долговременные формы симбиоза не только обуславливают появление новых форм жизни, но и являются основным направлением эволюции для всех высших организмов. Теория симбиогенеза утверждает, что  образование новых сложных структур на основе симбиоза простых организмов всегда являлось более мощной эволюционной силой, чем естественный отбор.

Об этом тема «Симбиоз является более мощным двигателем эволюции, чем конкуренция»
http://www.sufism.ru/forum/viewtopic.php?p=38949#38949

Но вот что получается: симбиоз менее существенен на начальных этапах эволюции и становится более важным на последующих. Одна из причина этого, видимо,  в том, что симбиоз больше востребован для выживания в сложных ситуациях, где один организм не обладает достаточными возможностями и ему требуется помощь других. Кооперация в социуме позволяет выжить там, где одиночка бы погиб, не говоря уже об осуществлении сложных проектов, которые заведомо   невозможны без дружественного сотрудничества.

Можно ли из этого сделать вывод, что «милосердие» и иные атрибуты Абсолюта по-разному проявляются в разных эпохи? То есть с течением времени Абсолют становится более проявленным, а вместе с этим более явны его доминирующие свойства, такие, как милосердие.

Или такой пример: бизнесы, основанные на обмане, о чем писалось выше, могут переигрывать честные в начальную эпоху экономических перемен, при «диком капитализме». Но со временем (при условии, что задействованы естественные механизмы экономики — покупателей не заставляют идти к жуликам) они не выдерживают конкуренции.

* * *

Имманентная справедливость

К самым поразительным и неопровержимым открытиям я отношу опыт, что зло оказывается на поверку (и очень часто за удивительно короткий срок) глупым и бессмысленным. Этим я не хочу сказать, что за каждым преступлением по пятам следует наказание. Я имею в виду, что принципиальный отказ от божественных установлении якобы в интересах самосохранения человека на земле идет вразрез с подлинными интересами этого самосохранения. Этот опыт можно истолковывать по-разному. Но во всяком случае одно не вызывает сомнения: в совместной жизни людей существуют законы, которые сильнее всего того, что пытается встать над ними, а потому игнорировать эти законы не только неверно, но и неразумно. Отсюда становится понятным, почему аристотелианско-томистская этика возводит благоразумие в одну из кардинальных добродетелей. Вообще благоразумие и глупость нельзя считать этически нейтральными, как это хотела бы нам внушить неопротестантская этика убеждения (Ge-sinnungsethik). В полноте конкретной ситуации среди содержащихся в ней возможностей умный человек сразу распознает непроходимые границы, устанавливаемые любой деятельности вечными законами человеческого общежития; распознав их, разумный человек действует в интересах добра, добрый—в интересах разума.

Естественно, что нет ни одного сколько-нибудь важного в историческом плане деяния, которое не преступило бы в свое время границ этих законов. Коренное различие состоит в том, что это нарушение установленных границ рассматривается либо как принципиальная их отмена и тем самым подается как своего рода право, либо остается в сознании как неизбежная вина, загладить которую можно лишь скорейшим восстановлением и соблюдением закона и его границ. Не всегда следует говорить о лицемерии, когда за цель политических действий выдается установление правопорядка, а не голое самосохранение. Уж так устроен мир, что принципиальное уважение последних законов и прав жизни благоприятствует и самосохранению и что эти законы допускают лишь краткое, неповторяющееся, необходимое в конкретном случае нарушение, рано или поздно карая со всесокрушающей силой того, кто необходимость возводит в принцип и таким образом утверждает собственный закон.

Д. Бонхёффер. Сопротивление и покорность

Источник

* * *

Обсуждение в форуме

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s