Главная > Духовная культура, Суфизм, Традиция > Суфизм и дионисийство

Суфизм и дионисийство


Некоторые параллели между культом Диониса и суфизмом.

Дионис — бог виноделия, производительных сил природы, вдохновения и религиозного экстаза.

Дионисизм… означает  освобождение  беспредельного  влечения, взрыв  необузданной  динамики  животной  и божественной  природы; поэтому в дионисийском хоре человек  появляется в виде сатира, сверху  — бог, снизу  — козел. Это  —  ужас  от  попрания  принципа  индивидуации  и  вместе  с  тем «блаженный  восторг»  от  того,  что  он  попран.  Поэтому  дионисизм  можно уподобить опьянению, разлагающему индивидуальное на коллективные  влечения и содержания,  это — расторжение  замкнутого эго миром. Поэтому  в  дионисизме человек  соединяется  с   человеком  и  «сама  отчужденная,   враждебная   и порабощенная  природа  снова празднует праздник примирения со своим  блудным сыном  —  человеком».

К.Г.Юнг Отсюда

АПОЛЛОНИЧЕСКОЕ начало
— рациональное
— мера, золотая середина
— иллюзорно-оптимистическое
— состояние покоя
— индивидуальность

ДИОНИСИЧЕСКОЕ начало
— иррациональное
— безмерное буйство
— трагико-героическое
— нарушение покоя, беспокойство, неудовлетворенность
— уничтожение всякой индивидуальности через мистическое единство

Отсюда

В суфизме — «школа трезвости» (Багдад) и «школа опьяненности» (Хорасан).
Дионисий — бог вина и виноделия. Воспевание вина и опьяненности в суфийской поэзии.

Экстатические ритуалы дионисийства — и сэма, экстатическое радение в суфизме.

Тема разрывания божества на части (и возрождение, то есть восстановление единства позже) в дионисийстве. Ритуальное разрывание одежды в суфизме (в ср. века, связано с хадисом) и хырка с заплатами как символ. Также важная концепция в суфизме — профанный мир множественности противопоставляется сакральному единству. Путь — это метод восстановления «разорванного» единства.

Жрецы культа Д. наносят себе в порыве экстаза раны. — Нанесение себе ран (или, по крайней мере, попытка — часто без реального вреда) практикуется в некоторых орденах.

«В исламе — самой молодой религии Спасения — экстатические состояния не поощрялись, за исключением суфизма, где они сохранили древнюю телесно-ориентированную форму, однако лишились оргиастического характера и получили новое мистическое содержание». Отсюда

Дионисийское искусство — музыка. Важность музыки в суфизме. (Флейта, кстати, в обоих случаях — один из основных инструментов).

Пляски Диониса — и энергичные движения во время сэма.

Культура (цивилизация) носит репрессивный характер, она подавляет животные примитивные импульсы. Для экстатического культа — как Д. — характерен выход за рамки социальных ограничений. Пример сходной тенденции в суфизме — практика маламатийа. (Как и сэма).

* * *

2. Дельфин. Дионис морской

Дальнейшей особенностью островного культа являются символы, выражающие власть Диониса над морем

Итак, характеристика Диониса как божества, своим могуществом и одушевлением проникающего не только земную природу, но и морскую стихию, принадлежит к основным представлениям островного культа. Бог-бык Дифирамб и бог, увенчанный виноградной гроздью, есть тем самым и морской Дионис…

В.Иванов. Дионис и прадионисийство. Отсюда.

* * *

— Один из самых важных образов, обозначающих божество в суфизме, является океан (или море) — в котором должен раствориться суфий.

———————————

3. Дионис как мужской коррелят единой богини. Ее лики: Артемида, Великая Матерь, Ариадна, Афродита, Исида, Гера, Афина.

— Аналогия в суфизме: женская ипостась божества — Прекрасная Возлюбленная.

Там же

* * *

Выросши, Дионис стал насаждать повсюду культуру винограда…  Вакханками назывались восторженные поклонницы, сопровождавшие бога в его странствованиях. В руках у них был тирс — жезл, обвитый плющом, а также тимпан (бубен); они сопровождали плясками шествие бога.

Отсюда

В суфизме: бубен (даф) — один из основных инструментов во время сэма.

Символика плюща (или виноградной лозы, символа Диониса):

«В Иране суфии для обозначения любви используют слово ишк, происходящее от ашака, разновидности виноградной лозы. Когда эта лоза обвивается вокруг дерева, оно засыхает и умирает. Так же и от любви к миру высыхает и желтеет дерево тела. Но духовная любовь лишает силы корень «я».

Дж. Нурбахш. Путь.М.2007.Стр.73

Символика умирающего и воскресающего божества в дионисийском культе имеет параллель в суфизме. Посвятительные ритуалы подразумевают умирание ветхого человека («Умри прежде, чем ты умрешь» — хадис). И возрождение его в новом, сакральном качестве.

* * *

[Связь дионисической религии с неоплатонизмом — традицией, к которой можно в значительной степени отнести и суфизм]

Діонисическая религія, преломленная въ Ведантѣ орфиковъ, глубоко напечатлѣлась на освободительныхъ прозрѣніяхъ греческой поэзіи и на всей идеалистической философіи Греціи. Безъ этой закваски непонятны міросозерцанія Пиндара, Эсхила, Платона. Зависимость древнѣйшихъ
133

философскихъ системъ отъ творчества религіознаго вездѣ прозрачна, но еще не раскрыта, какъ надлежало бы. Въ концѣ гармоническаго развитія эллинской мысли идея вселенскаго страданія, представленіе о мірѣ жертвенно страдающемъ чрезъ разъединеніе и разъятіе божества въ себѣ единаго — дѣлается основною идеею, какъ неоплатонизма, такъ и поздняго синкретизма, всѣхъ боговъ отождествившаго съ Діонисомъ, поставившаго Діониса на высоту Всебога страдающаго, какъ страдальный аспектъ міра возникновеній и уничтоженій.

Вяч. Иванов. Религія Діониса
Отсюда

* * *

«Разъятие божества в себе единого» — ср. один из самых важных для суфийской космологии хадисов — «Спрятанное сокровище»: «Я был сокровищем потаенным и сотворил мир, чтобы быть познанным». «Всебог страдающий» — это частица божественной сущности, заключенная в человеке, то есть в темнице его тела и примитивной души.

* * *

Прославляя любовь, мы испили вина,
Нам его поднесла молодая Луна.

Мы пьяны им давно. С незапамятных лет
Пьем из кубка Луны заструившийся свет.

И дрожащий огонь разведя синевой,
Месяц ходит меж звезд, как фиал круговой.

О вино, что древнее, чем сам виноград!
Нас зовет его блеск, нас манит аромат!

Ибн аль-Фарид. Касыда вина

«Интересно, что Дионис вино попробовал раньше, чем ягоды винограда…»

Из весьма содержательной статьи Мифы и реалии древнего виноделия Авт. — Д-р исторических наук Н.И. Винокуров

«Необычное состояние после вкушения вина считалось результатом божественного или демонического вмешательства. В силу чего вино, как и виноград, и всё, что было с ними связано, очень рано становится священным обоготворённым средством, аналогично древнеарийскому наркотическому напитку, послужившему оригиналом божественных индуистской сомы и хаомы персов».

Вино позволяло вкушающим его достичь видений и экстатического состояния и превратилось в винодельческих регионах (а после развития виноторговли и далеко за их пределами) в общедоступное и сравнительно дешёвое средство, которое позволяло погрузиться в мир грёз и фантазий, духов и видений, божественных откровений и пророчеств. Раскованное поведение и ощущение свободы во время дионисийских таинств и пиров становилось уже не безумством, а нормой, которую поощрял сам бог, удостоившийся эпитетов «свободный» и «вольный».

Важно и то, что вино приносило и практическую пользу, освобождая людей на некоторое время от проблем и забот.

(Там же)

* * *

Гипотеза: началу цивилизации положила любовь к алкоголю. Люди перешли от охоты и собирательства к выращиванию злаков, поскольку хотели производить алкогольные напитки (начиная с примитивной разновидности пива). Отсюда и возникла необходимость оседлого образа жизни.

Отсюда

* * *

Нейрохимические основы культуры

Э. Фреска и С. Кюльсар полагают, что эндорфины — один из важнейших нейрохимических коррелятов социальной сплоченности, единства и т. д. Основная идея ученых: социальная привязанность и эндорфины взаимодействуют, т.е. как общность активизирует эндорфины, так и, наоборот, эндорфины усиливают ощущение единства, сплоченности. Ученые высказывают также предположение о том, что эндогенные опиаты играли существенную роль в антропогенезе, в котором осуществилась интеграция трех кортикальных зон. В последних, в свою очередь, сосредоточено наибольшее количество опиатов. Таким образом сформировался нейробиологический механизм, составляющий органическую основу для возникновения социальных уз, привязанности, для функционирования социального типа жизнедеятельности. С одной стороны, он закреплял чувство общности, а с другой — само наличие коллективных действий, формирующих социальную привязанность, оказывало обратное воздействие на внутриорганические структуры. В процессе становления человека и общества сложилась система ритуалов, способствующая укреплению социальных уз и тормозящая агрессивные устремления отдельных индивидов. На смену биологическим способам регуляции отношений пришли социальные. Феномен сознания, разум сделали возможной психобиологическую регуляцию как в общности, так и индивидуально.

Белик А.А. Культурология. Антропологические теории культур. М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 1999

Отсюда

(Выделено мной — wayter)

* * *

Дионисийский миф начинается с истории о помутнении разума.

«Но Эврипилъ горитъ извѣдать таинственный жребій, уноситъ ковчегъ — и, разверзнувъ, видитъ при отблескахъ пожара — не брадатаго мужа въ гробу, увѣнчаннаго раскидистыми вѣтвями, — деревянный, смоковничный идолъ царя Діониса въ стародавней ракѣ. Едва глянулъ герой на образъ бога, какъ разумъ его помутился».

В.Иванов. Ницше и Дионис. Источник

Характерно «дионисийский» элемент в суфизме — джазба*, привлеченность. Представление о том, что Бог «привлекает» своего избранника при помощи  своего рода священного безумия. Такой привлеченный называется маджзуб.

«…маджзуб не нуждался в том, чтобы следовать суфийской дисциплине, поскольку на обычного человека могла сойти Божественная благодать в виде особого состояния духа».

К.Эрнст. Суфизм

————————————-
* Джазба — влечение. В суфизме влечение Богом своего раба. Бог привлекает к себе того, кого захочет и джазба не зависит от самого человека, степени его служения. Если Аллах захочет, то Он поднимает завесу между собой и любимым рабом и возвышает его до высот духовного совершенства. Чувствуя влечение и любовь Аллаха к себе, раб теряет свое существо и стремится к Нему посредством искренней опьяняющей любви и ваджда. Суфии утверждают, что доказательством существования джазбы является коранический аят: «Аллах избирает к Себе, кого пожелает, и ведет к Себе, кто обращается» (42: 13).
(Источник: «Исламский энциклопедический словарь» А. Али-заде, Ансар, 2007 г.)

* * *

Сопоставление дионисийского и аполлонического у Г.Гессе в книге «Игра в бисер»:

НО ПОМНИМ МЫ…

Рассудок, умная игра твоя –
Струенье невещественного света,
Легчайших эльфов пляска, – и на это
Мы променяли тяжесть бытия.
Осмыслен, высветлен весь мир в уме,
Всем правит мера, всюду строй царит,
И только в глубине подспудной спит
Тоска по крови, по судьбе, по тьме.
Как в пустоте кружащаяся твердь,
Наш дух к игре высокой устремлен.
Но помним мы насущности закон:
Зачатье и рожденье, боль и смерть.

Г.Гессе

(Пер. С.Аверинцева)

* * *

В антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» показан страшный и крайне идеологизированный — «аполлонический» — мир, руководимый партией, которая больше всего боится естественных человеческих проявлений. Страсть считается «мыслепреступлением».

Главный герой думает:

«Я ненавижу чистоту, ненавижу благонравие. Хочу, чтобы добродетелей вообще не было на свете»;
«…животный инстинкт, неразборчивое вожделение — вот сила, которая разорвет партию в клочья».

См. также тему форума «К.Лоренц vs Кант: источник человеческого — в животной природе»

* * *

Тема «Вино в Китае. Безумство опьяневших духов» здесь

* * *

Сторонники Хаджи Бекташа исповедовали ислам, но ислам «смягченный», освобожденный от строгости и застывших форм, соединяющий положения тариката с их применением к конкретным жизненным условиям. Нет никаких оснований утверждать, что Хаджи Бекташ был противником того «пути», который практиковали его последователи, как это пытаются представить приверженцы шариата. Хаджи Бекташ не осуждал музыку, танцы, пите вина и совместные ночные обряды мужчин и женщин. Нельзя сказать и о том, что братство бекташийа впоследствии «сбилось с пути», «ушло в сторону» от учения пира. И.З.Эйюбоглу сравнивает обрядность бекташи с дионисийской и приходит к выводу, что собрания с пением гимнов, с танцами и питьем вина, с равенством участников-мужчин и женщин, с совместным исполнением ими обрядов не были «изобретены» Хаджи Бекташем и восходят к древним традициям населения Анатолии.

Ю.А.Аверьянов. Хаджи Бекташ Вели и суфийское братство бекташийа.М.2011.С.100.

* * *

Сопоставление Диониса и Хызра (мистический покровитель путников в исламе и суфизме). Хызр (Хизр) упоминается в Коране, хотя и не называется по имени, в истории о Мусе (Моисее) и его мистическом учителе.

 «Вездесущему страннику Дионису надлежало стать символом перехода к освоению новых ценностей. Позднее этот сюжет повторился в мусульманской версии, где место Диониса рядом с Александром/Искандаром занял Хизр – покровитель путников в исламе. Сближение, как мы видим, совсем не случайное, логически и типологически выверенное».

Источник

* * *

В круге ближневосточных культур образ св.Георгия слился с образами аналогичных и более древних персонажей-мучеников. Ареал этих культур очаг древнейшего земледелия. Здесь некогда зародилась идея, олицетворяющая страдания человека захороненным, а потом проросшим зерном. Эта идея проявила удивительную устойчивость и прошла сквозь века. Образ Св. Георгия разными нитями связан с названной идеей. Одна из них персонаж по имени Хадир, Хазир, или Хидр (буквально по-арабски «Зеленый»). В мусульманских странах очень популярно верование в этого святого, отличительная черта которого бессмертие. Он ходит в зеленых одеждах. Он покровительствует растительному миру. Он также связан с водой. Поэтому он оберегает путешествующих по морю и к его имени взывают о помощи тонущие. В мусульманской Индии он стал божеством рек и колодцев. В Средней Азии Хазрати Хызр воспринимается как популярный в народе святой, иногда делающийся видимым людям и совершающий всякие благодеяния. У курдов, расселенных в ближневосточных странах от Турции до Туркмении, перед Наурузом (весенним Новым годом) устраивается праздник в честь святого Хыдырнебе. Он покровительствует растительному и животному миру. Ученые этот образ идентифицируют с Георгием Победоносцем.

Источник

* * *

«Иисус, стоящий в центре хоровода, сам сравнивает свою речь с музыкой флейты – инструмента, с древних времен употребительного в культе Диониса и других божеств экстатических “радений”.
Источник

Флейта — один из основных инструментов, используемых во время сэма (суфийские «радения»).

* * *

«Ринд» в переводе означает «босяк», «бродяга», «трущобник» — презрительное определение ортодоксальными мусульманами и знатью свободолюбивых поэтов, гедонистов, не признающих запрета на вино и воспевающих плотскую любовь. Такие поэты собирались обыкновенно в кабачках, где веселились до утра, вели суфийские споры и читали стихи.

Но гедонистическую линию можно истолковать и в ином ключе. Из всех возможных переводов слова «ринд» Гумилев останавливается на варианте «трущобник». В трущобах — развалинах старых зданий — содержались питейные заведения. Содержателями кабачков были маги-зороастристы. Говоря о «храме магов», который призывает риндов, Гафиз приглашает веселых гуляк спешить в кабак для разгульной ночи. Но одновременно «храм магов» имеет второе значение. Мировоззрение Гафиза включает и домусульманские элементы. Следы интереса к ним мы находим в раннем творчестве Гумилева, например в стихотворении «Песнь Заратустры» (сборник «Путь конквистадоров», 1905). Поэтому «храм магов» может читаться и в прямом смысле: по концепции Гафиза, поэт боговдохновен, озарен огнем мистического прозрения. «Утратил я чувства свои в лучах того естества!» (7) — восклицает Гафиз, через столетия перекликаясь с Пушкиным («Пророк»). В свете гафизовской концепции поэта то, что герой Гумилева «виночерпия взлюбил», также имеет два значения. Винопитие может быть и разгулом, и таинством. Поэтом-пророком является у Гафиза его лирический герой гуляка-ринд.

Источник

* * *

Символика плюща

‘Ишк — это высший и наиболее страстный вид любви. ‘Ишк редкостнее и чище, чем махабба, поскольку ‘ишк является результатом махабба«. Дж. Нурбахш. «Путь».

Ишк происходит от названия плюща, который обвивает дерево и убивает его. Один из важных образов в суфизме.

* * *

«Виноград и плющ — это растения-сестры, которые развивались в противоположных направлениях и которым все же нельзя отказать в родстве. И то, и другое претерпевает чудесные превращения…

К середине зимы, когда справляются бурные празднества, он покрывает своими зубчатыми листьями лесную почву или смело тянется вверх по стволам, словно желая, подобно менадам, приветствовать и как бы «отанцевать» божество. Плющ сравнивали со змеей,  а в холодной природе, которая приписывалась как плющу, так и змее, находили основание для того, что и то, и другое принадлежит Дионису. И действительно, стремительность, с которой плющ расползается или обвивает деревья, может напомнить змей, которыми неистовые служительницы Диониса оплетали волосы или которых носили в руках.

Вальтер Отто. Дионис.

Цит. по: Карл Кереньи. Дионис. Прообраз неиссякаемой жизни. М.Ладомир.2007.С.57

* * *

…связь плюща с Дионисом кажется… правдоподобной. Известно, что бог вина в Греции никогда не носил имени… «Виноградная лоза», однако в Аттике его часто называли …. «Плющ». Там же стр. 56-57.

*

О плюще также здесь

* * *

Возможная параллель:

аполлоническое / дионисийское
и
левое / правое полушария мозга.

«Непреклонный судья, осуждающий аморальный образ жизни,«живет» в левом полушарии нашего мозга, установили в серии экспериментов американские нейрофизиологи. Мир свободных чувств и рискованных порывов остается в распоряжении правого».

Читать полностью: http://www.gazeta.ru/science/2011/11/18_a_3839162.shtml

* * *

«Школа трезвости» (Багдад) и «школа опьяненности» (Хорасан) в суфизме. Пережив «опьяненность», суфий должен вернуться в состояние «трезвости».

*
То, что Иванов называет «одержанием божеством» и описывает как утрату воли, замену «я» человека «более могущественным «я», которое едва ли уже можно назвать человеческим <…>, состояние близкой к безумию восхищенности и охваченности Богом» [Иванов 1971 I, 271], это «правое безумие», по Иванову, — с точки зрения христианина, есть не что иное, как беснование. Писания православных подвижников переполнены призывами к «трезвению»; духовное «опьянение» — вернейший признак болезни духа, чреватой не просто клиническим сумасшествием, но пленом у темной духовной силы. Если святые и переживали духовные экстазы, имели опыт «выхождения из себя», мистической смерти, основой таких состояний была «умная» молитва, предполагающая полную ясность сознания. И хотя Иванов полагает, что проблематизирует духовный опыт любойрелигии («Богом» в статье 1907 г. названы Дионис, Эрос, Озирис, Христос), то, что он описывает, характерно лишь для оных языческих культов.

Источник

* * *

Некоторые параллели между культом Диониса и суфизмом.

Дионис — бог виноделия, производительных сил природы, вдохновения и религиозного экстаза.

Дионисизм… означает  освобождение  беспредельного  влечения,
взрыв  необузданной  динамики  животной  и божественной  природы; поэтому  в
дионисийском хоре человек  появляется в виде сатира, сверху  — бог, снизу  —
козел. Это  —  ужас  от  попрания  принципа  индивидуации  и  вместе  с  тем
«блаженный  восторг»  от  того,  что  он  попран.  Поэтому  дионисизм  можно
уподобить опьянению, разлагающему индивидуальное на коллективные  влечения и
содержания,  это — расторжение  замкнутого эго миром. Поэтому  в  дионисизме
человек  соединяется  с   человеком  и  «сама  отчужденная,   враждебная   и
порабощенная  природа  снова празднует праздник примирения со своим  блудным
сыном  —  человеком».

К.Г.Юнг

Отсюда

Одинокое «я» экстатически растворяется в «мы». Это общее определение всех форм экстаза — романтического, сексуального, политического, религиозного, мистического. Каждый жаждет этого растворения и наслаждается им.

Ирвин Ялом. Источник

* * *

Дионисийское искусство — музыка. Важность музыки в суфизме. (Флейта, кстати, в обоих случаях — один из основных инструментов).

«… сатиры распевали… — «давильную песнь»… это была «песнь, сопровождавшая давление винограда, которая, как и само давление, заключала в себе растерзание Диониса»… При перечислении мелодий, исполняемых на флейтах, среди различных жалобных песней встречается и …, «давильная песнь для флейт».

Карл Кереньи.Дионис.Прообраз неиссякаемой жизни.М.»Ладомир».2007.С.58, 59.

Напомнило мне начало «Маснави» Дж. Руми — вполне жалобная «давильная песня» :

Прислушайся к голосу флейты — о чем она плачет, скорбит?
О горестях вечной разлуки, о горечи прошлых обид:
«Когда с камышового поля был срезан мой ствол пастухом,
Все стоны и слезы влюбленных слились и откликнулись в нем,
К устам, искривленным страданьем, хочу я всегда припадать,
Чтоб вечную жажду свиданья всем скорбным сердцам передать.
В чужбине холодной и дальной, садясь у чужого огня,
Тоскует изгнанник печальный и ждет возвращения дня.
Звучит мой напев заунывный в собранье случайных гостей,
Равно для беспечно-счастливых, равно и для грустных людей.
Но кто бы — веселый иль грустный — напевам моим ни внимал,
В мою сокровенную тайну доселе душой не вникал.
Хоть тайна моя с моей песней, как тело с душою, слиты —
Но не перейдет равнодушный ее заповедной черты.
Пусть тело с душой нераздельно и жизнь их в союзе, но ты
Души своей видеть не хочешь, живущий в оковах тщеты…»

Стон флейты — могучее пламя, не веянье легкой весны,
И в ком не бушует то пламя — тому ее песни темны.
Любовное пламя пылает в певучей ее глубине,
Тот пыл, что кипит и играет в заветном, пунцовом вине.
Со всяким утратившим друга лады этой флейты дружны,
И яд в ней, и противоядье волшебно соединены.
В ней песнь о стезе испытаний, о смерти от друга вдали,
В ней повесть великих страданий Меджнуна и бедной Лейли.
Приди, долгожданная, здравствуй, о сладость безумья любви!
Верши свою долю и властвуй, в груди моей вечно живи!

И если с устами любимой уста я, как флейта, солью,
Я вылью в бесчисленных песнях всю жизнь и всю душу свою.

Пер. В.Державина

* * *

Мистическое и дионисийское

[Характеристика, предложенная ] «в 1926 г. Бернхардом Швейцером:

«Мистическим» мы называем такую форму миропознания, одну из основных форм взаимодействия с вещами, которую в соответствии с ее особым содержанием, можно охарактеризовать только при помощи ключевого слова «дионисийское».

Карл Кереньи.Дионис.Прообраз неиссякаемой жизни.М.»Ладомир».2007.С.37.

* * *

Заратустра есть не что иное, как один из прообразов Диониса, в котором Ницше прославляет его. Подобно солнцу (Дионису), Заратустра должен спуститься под землю и принести свет в царство мертвых. <…>

Сверхчеловек – это дионисийский человек, человек как натянутый канат, мост, стрела желания, танцующая звезда, человек становления и его полноты.

Фридрих Юнгер. «Ницше»

Источник

* * *

Могущественный импульс Фридриха Ницше обратил меня к изучению религии Диониса.

Вяч.Иванов.

* * *

Не может не удивлять, насколько малое количество исследователей уделяют внимание проблематике Аполлона и Диониса, и речь, разумеется, идет вовсе не об ограниченной сфере эстетики. Я прихожу к убеждению, что разобраться в этом означает получить некое посвящение, обрести ключи к древним мистериям, полностью преобразить свою экзистенцию. Аполлонический Логос, Дионисийский Логос, Логос Кибелы, Логос Силена, аполлоновская энантиодромия, таинство четырнадцати (мистерия воскрешения), архитектура дионисийского культа (сакральный круг, диалогическое единство, размыкание круга, изгнание Диониса), аполлонизм Платона, антиплатонические настроения Ницше, связь Силена с Кибелой, открытие Логоса русской философии, тонкая взаимосвязь между Софией (софийным Логосом) и хайдеггеровским Dasein`ом, духовная антропология и преодоление «ветхого человека», адепты философии Другого Начала и т.д. – все это оказалось в центре моих интеллектуальных и духовных медитаций (или, как мог бы сказать Пьер Адо, «упражнений»)…

Н.Сперанская
FB

во как… )

* * *

[Возможная связь: Ницще  («Так говорил Заратустра») и дионисийство / суфизм, особенно персидская традиция опьяненности, связанная с зороастризмом. Также: Халладж — жертва и божество тождественны]


То, что с босяцким самодовольством выговаривал Штирнер, исходя из тожественной посылки, Ницше колеблется изречь: порой мы встречаем в его текстах точки — там, где связь мысли подсказывает: «я — бог». Итак, это положение было для него неизреченным и мистическим: еще владел им Дионис. Ибо религия Диониса — религия мистическая, и душа мистики — обожествление человека, — чрез благодатное ли приближение Божества к человеческой душе, доходящее до полного их слияния, или чрез внутреннее прозрение на истинную и непреходящую сущность я, на «Самого» в я («Атман» браманской философии). Дионисийское исступление уже есть человекообожествление, и одержимый богом — уже сверхчеловек…
<…>
Но особенность Дионисовой религии составляет отожествление жертвы с богом и жреца с богом. Типы богоборцев в круге дионисийских мифов сами приемлют Дионисов облик. Страдая, они мистически воспроизводят страдания от них пострадавшего.

Вяч.Иванов. Ницше и Дионис.

Источник

«…связь мысли подсказывает: «я — бог»
особенность Дионисовой религии составляет отожествление жертвы с богом и жреца с богом» — напоминает историю суфийского мученика Мансура ал-Халладжа, который провозгласил «Я — Истина (бог)».

Выглядит как некий повторяющийся сюжет, архетип или метафора, окрашивающая жизненный путь и учение некоторых мистиков.

* * *

В антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» показан страшный и крайне идеологизированный — «аполлонический» — мир, руководимый партией, которая больше всего боится естественных человеческих проявлений. Страсть считается «мыслепреступлением».

Главный герой думает:

«Я ненавижу чистоту, ненавижу благонравие. Хочу, чтобы добродетелей вообще не было на свете»;
«…животный инстинкт, неразборчивое вожделение — вот сила, которая разорвет партию в клочья».

Софи Лорен в зале заседания Верховного Совета СССР, 1965 год.

* * *

[Воспитательная функция Диониса. Дионис и празднество]

«…боги, из сострадания к человеческому роду, рожденному для трудов, установили, взамен передышки
от этих трудов … празднества, даровали Муз, Аполлона, их предводителя, и Диониса, как участников
этих празднеств, чтобы можно было исправлять недостатки воспитания на празднествах».

Платон. Законы // Платон. Соч. в 3т. Т. 3, ч. 2.М., 1972.С. 117

* * *

Сопоставление Диониса с Хизром:

Для понимания миссии Александра по семантическому стягиванию  «вселенной» в единое целое весьма значительна и фигура Диониса. Начиная с Геродота в античной историографии утверждаются представления об особых, пространственно-собирательных функциях Диониса, олицетворявшего собой «критерии грецизации» осваиваемых греками чужих земель. Дионис, как легендарный предок и покровитель Александра, размыкая границы, семантически упорядочивает представления о географическом и сакральном пространствах. Представления греков о пространстве географическом совпадали с представлениями о царской/божественной власти. Александру удалось переступить границы, установленные «Гераклом и Отцом Либером» (3) (Юст., 4, 21), и тем самым преодолеть границы мифологической картины мира и вступить в пределы собственно истории. Божественная вечность отступала под натиском богочеловеческого времени Александра. Вездесущему страннику Дионису надлежало стать символом перехода к освоению новых ценностей. Позднее этот сюжет повторился в мусульманской версии, где место Диониса рядом с Александром/Искандаром занял Хизр – покровитель путников в исламе. Сближение, как мы видим, совсем не случайное, логически и типологически выверенное.

Шариф Шукуров.
Александр Македонский и начала современного мира

Хизр (или Хызр) — весьма важный персонаж в суфийской мифологии.

* * *

Дионисизм проповедовал слияние с природой, в котором человек всецело ей отдается. Когда пляска среди лесов и долин под звуки музыки приводила вакханта в состояние исступления, он купался в волнах космического восторга, его сердце билось в лад с целым миром. Тогда упоительным казался весь мир с его добром и злом, красотой и уродством. <…> Все, что видит, слышит, осязает и обоняет человек,— проявления Диониса. Он разлит повсюду. Запах бойни и сонного пруда, ледяные ветры и обессиливающий зной, нежные цветы и отвратительный паук — во всем заключено божественное. Разум не может смириться с этим, он осуждает и одобряет, сортирует и выбирает. Но чего стоят его суждения, когда «священное безумие Вакха», вызванное опьяняющим танцем под голубым небом или ночью при свете звезд и огней, примиряет со всем! Исчезает различие между жизнью и смертью. Человек уже не чувствует себя оторванным от Вселенной, он отождествился с ней и значит — с Дионисом.

Александр Мень. «История религии»

* * *

ПЛУТАРХ. О плотоядении, I, 996 С: Миф о страстях Диониса и его расчленении, о дерзновенном покушении Титанов на него и об их наказании и испепелении молнией, после того как они вкусили мертвой плоти, в аллегорической форме говорит о новом рождении [палингенесии]. Иррациональную, неупорядоченную и склонную к насилию часть [нашего существа], поскольку она не божественного, а демонического происхож­дения, древние назвали Титанами; именно эта часть несет наказание и справедливое возмездие.

Отсюда

* * *

Отражение Бога в мире: Дионисий и хадис  «Спрятанное сокровище»

Абсолютная Реальность, или Бог, скрыта, но постепенно проявляет себя. Об этом говорится в хадисе (речении Пророка) <Спрятанное сокровище>, одном из наиболее часто цитируемых хадисов в суфийской литературе. Хадис раскрывает причину возникновения мира. Он объясняет эволюцию Вселенной как процесс открытия, познания Богом самого Себя при помощи человека: Давид (мир ему ) сказал: «О Господь, почему Ты побудил творение к существованию?» Господь ответил: «Я был сокрытым сокровищем. Я захотел быть узнанным и потому сотворил все тварное». В переложении Руми: Он был потаенной сокровищницей, столь переполненной, что Он излился вовне, Передав праху больше сияния, чем даже небесам

«Когда Дионис запечатлел свое отображение в зеркале, то последовал за ним, и таким образом раздробился на Вселенную, а Аполлон его собирает воедино и восстанавливает». Именно зеркало становится тем атрибутом Диониса, который обеспечивает его демиургическое воздействие на мир: «Гефест сделал зеркало для Диониса, отразившись в котором и рассмотревши в котором свое изображение, этот бог эманировал во всецелую делимую демиургию». В дионисийской мифологии, таким образом, зеркало имеет двоякую функцию: оно символизирует растворение бога в мире (пожирание Загрея титанами), и сохранение его внутреннего единства в бесконечном многообразии эманаций.
<…>
В более поздней традиции, например, у того же Нонна Панополитанского, сам Дионис представляется зеркалом всех зеркал, принимающее в себя свои собственные «тенеподобия» и «отображения».

О.А.Чулков. «ЖИВЫЕ ЗЕРКАЛА». МИФОЛОГИЯ И МЕТАФИЗИКА ОТРАЖЕННОГО ОБРАЗА.

Источник

* * *

«Необычное состояние после вкушения вина считалось результатом божественного или демонического вмешательства. В силу чего вино, как и виноград, и всё, что было с ними связано, очень рано становится священным обоготворённым средством, аналогично древнеарийскому наркотическому напитку, послужившему оригиналом божественных индуистской сомы и хаомы персов». Вино позволяло вкушающим его достичь видений и экстатического состояния и превратилось в винодельческих регионах (а после развития виноторговли и далеко за их пределами) в общедоступное и сравнительно дешёвое средство, которое позволяло погрузиться в мир грёз и фантазий, духов и видений, божественных откровений и пророчеств.

Не останавливаясь на древнеарийском обоготворении наркотического напитка, послужившего оригиналом божественной сомы индусов и божественной хаомы персов187, а, также на пьяных оргиях поклонников Диониса в Древней Греции, мы обнаруживаем в древнем мире точное подражание низшей культуре в употреблении вызывающих экстаз лекарственных средств. Таковы, настои, описываемые Плинием как напитки, вызывающие бред и видения, лекарства, упоминаемые Гезихием, при по
мощи которых вызывалась Геката, средневековые мази ведьм, дававшие пациенту способность видеть призраков или переносившие его на шабаш и помогавшие ему оборачиваться зверем. Употребление подобных средств сохранилось до сих пор у персидских дервишей. Эти мистики — не только потребители опиума, подобно множеству своих соотечественников, но они курят еще гашиш, и это средство доводит их до состояния экзальтации, сопровождающегося очень живыми и яркими галлюцинациями. Человеку в подобном состоянии, говорит д-р Полак, маленький камешек на дороге кажется огромной глыбой, через которую едва можно перебраться, водосточная канава — такой широкой рекой, что он требует лодку для перевоза. Человеческий голос звучит в его ушах, как гром, он воображает, что у него есть крылья, которые поднимают его от земли. На эти экстатические эффекты, в которых чудеса становятся обычным делом, в Персии смотрят как на высшие религиозные проявления, и лица, подверженные им, равно как и их поведение, считаются святыми и находят последователей.

Тайлор Э. Б. Первобытная культура

Источник

Азат-Али, каландар (дервиш), у которого только что закончился опиум, творит молитву, дабы получить еще.  «Альбом занятий» (Иран, конец XIX века).  Рисунки из альбома, созданного в Иране неизвестным художником в последней трети XIX века.

 

* * *

«Алкогольный вопрос» в исламском мире

http://lenta.ru/articles/2014/07/30/islamalcohol/

Что касается востока халифата (Ирана и Средней Азии), то вся классическая персидская поэзия, зародившаяся при дворах династий Саффаридов иСаманидов, наполнена символикой вина. То же можно сказать о мистической поэзии суфиев. Прекрасный виночерпий как духовный наставник, красное вино, просвечивающее сквозь стенки кубка, как символ божественного света, кабак как хранилище священных тайн, суфий, проливающий напиток на коврик для молитвы (символ презрения к косности и лицемерию официальной религии), — вот ее метафоры, яркое представление о которых дает творчество Хафиза Ширазии Омара Хайама.

В целом ситуацию с алкоголем в исламском средневековье можно описать так: высшие классы (хасс) считали винопитие одной из привилегий своего положения. Запрет на вино, с их точки зрения, касался только простолюдинов (аввам), которые в опьянении теряют человеческий облик и не способны к самоконтролю. Так что лекарством от тоски и основным болеутоляющим средством для низших классов был прежде всего опиум, который прямо не запрещают ни Коран, ни богословская традиция.

* * *

[Обсуждение в форуме]

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. Март 27, 2011 в 22:45

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s