Главная > Суфизм, Традиция > О почитании наставника

О почитании наставника


Почитание учителя распространено в большинстве традиций. «Гуру Дево бхава» — Да будет Гуру Богом для тебя) – учат Веды. В то же время, не всегда ясно, что именно следует почитать. Учитель, как говорят суфии, не должен заслонять для ученика Бога.

Я когда-то высказывал мысль, что ученик, общаясь с наставником, должен обращаться не только к человеку, но и к его «виртуальному» совершенному образу. Реальный человек, даже самый лучший, не может этому образу полностью соответствовать.

В этой связи мне показались интересными следующие ниже размышления философа Ильина:

Во время восхваления императора в Риме обращались не столько к человеку, сколько к его ноумену, божественной части его существа. Эти восхваления император выслушивал «почтительно стоя перед своим ноуменом».

* * *

«Через обряд или без обряда — но в сокровенной глубине царской души утверждается некая священная глубина, качественно высшая по сравнению с обыкновенными людьми и призванная к тому, чтобы подчинить себе и обычно-человеческое, страстное и грешное, земное сердце царя. Горе царю, если он этого подчинения не соблюдает, если он сам не культивирует в себе эту священную глубину- духа, любви, благой воли, справедливости, мудрости, бескорыстия, бесстрастия, правосознания и патриотизма. Книга Ману исчисляет все соответствующие пороки или хотя бы слабости царя и непрестанно договаривает об их последствиях: «Божья кара истребит царя, уклоняющегося от своего долга, царя и весь его род».

Этот двойной состав царского существа — духовно-божественный и человечески-грешно-страстный — различали и в Египте: я описывал вам жертвоприношение фараона, со жрецами и народом — перед собственной своей статуей. Духовно-божественный состав царя является художественно-объективированным; это то, чем царь должен быть; это его, заложенная в его сердце, потенция — его платоновская идея, предносящаяся ему в небесах; или лучше — его аристотелевская энтелехия [(гр.) — в философии Аристотеля целеустремленность, целенаправленность как движущая сила, активное начало, превращающее возможность в действительность] имманентная его существу, но в данный момент созерцаемая им «выну» [(др.-рус.) — всегда, ежедневно] — в художественном образе идеальной статуи; понятно, что молитва гласит — дай мне стать в жизни объективным идеалом царя — царем праведным и совершенным, подобным Богу.

Ясно, что сердце царя может быть в руке Божией, должно быть в руке Божией, призвано к этому — и в глубине своей уже находится в ней; но может и обособиться. Именно эту сторону императорского существа римляне и называли «noumen imperatoris» или «genius imperatoris», т. е. умопостигаемая сущность императора; именно ей ставили жертвенники и совершали возлияния. Как указывает Ростовцев [Ростовцев Михаил Иванович (1870—1952) — русский историк античности и археолог. После Октябрьской революции — эмигрант], genius — это «творческая сила императора», noumen — «божественная часть его существа».

Историки устанавливают, что между римлянами и христианами-мучениками до известной степени имелось взаимное непонимание, ибо христиане не хотели молиться грешному человеку, к чему их вовсе и не принуждали; а римляне возмущались на то, что христиане не хотят признать священную глубину императорского призвания и императорской идеи как основу государственности,- что христиане потом, начиная с Константина Великого, не только признавали, но даже еще с немалыми преувеличениями.

В Риме был обычай — говорить императору похвальные речи, в которых его естество всячески превозносилось как богоподобное; казалось бы, превозносимому полубогу подобало бы слушать эти льстивые хвалы — сидя или лежа. Однако в действительности это была не лесть, а нотация; проповедь; указание монарху на то, каким он должен и призван быть; это была хвала его ноумену — и император всегда слушал эти речи стоя, почтительно стоя перед своим ноуменом (Caesare stante dum loquimur [(лат.) — В то время как цезарь стоит, мы славословим]).

Замечательно, что всюду, где этот двойной состав царского естества упускался или забывался — и царь начинал воображать, что его земное естество непогрешимо, а подданные или тупо верили в это, или льстиво уверяли его в этом — всюду начиналось вырождение монархического правосознания, вырождение и разложение монархии. Таково именно было положение в восточноазиатских деспотиях».

И.Ильин

Источник

* * *

Но если вам довелось встретить ложного учителя, что тогда? Тогда Единственно Истинный превратит ложного наставника в истинного,поскольку Реальность намного больше лжи.

Рецензия на фильм о человеке индийского происхождения, который живет в Штатах и выдает себя за гуру из выдуманной им же традиции. Он снял документальный фильм о своем обмане. (англ.)

Парадокс состоит в том, что элемент «ложного» учения — объяснить иллюзорность гуру: искать наставника нужно внутри себя.
Еще один парадокс заключается в том, что «ложное» учение оказывает позитивный эффект на некоторых из учеников. Аналогичным образом безнравственность священников не отменяет действенности церковных таинств, согласно учению церкви, пишет автор рецензии.

* * *

Обсуждение в форуме

  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: