Главная > Духовная культура, Эволюция > К. Лоренц vs И. Кант

К. Лоренц vs И. Кант


Хочу привести довольно большой отрывок из книги Конрада Лоренца «Так называемое зло», который мне показался важным.

* * *

Согласно этическому учению Канта, внутренняя закономерность человеческого разума — одна и сама по себе — порождает категорический императив, являющийся ответом на «ответственный вопросе к себе… Для Канта самоочевидно, что разумное существо не может желать причинить вред другому, подобному себе… Таким образом Канту само собой понятно и очевидно то, что для этолога нуждается в объяснении: тот факт, что человек не хочет вредить другому. То, что великий философ считает нечто требующее объяснения само собой разумеющимся, вносит, конечно, некоторую непоследовательность в величественный ход его мыслей; но эта непоследовательность делает его учение более приемлемым для тех, кто мыслит биологически. Она создает небольшую брешь, через которую в достойную восхищения систему его умозаключений, в остальном чисто рациональных, проникает чувство, иными словами, инстинктивная мотивация. Кант все-таки не верит, что человека удерживает от действий, к которым его побуждают естественные склонности, чисто рассудочное осознание логического противоречия в принципе его поведения. Совершенно очевидно, что для преобразования чисто рассудочного осознания в императив или запрет необходим некоторый эмоциональный фактор.  Если мы мысленно устраним из наших переживаний эмоциональное восприятие ценностей — таких, например, как сравнительная ценность различных ступеней эволюции, — если для нас не будут представлять ценности человек, человеческая жизнь и человечество, то безукоризненно отлаженный аппарат нашего интеллекта будет подобен часовому механизму без пружины. Сам по себе он способен лишь дать нам средство для достижения указанных кем-то целей, но не может ни ставить цели, ни давать нам повеления. Будь мы нигилистами вроде Мефистофеля, считающими, что»лучше б ничего не возникло», то с точки зрения рассудка принцип нашего поведения не содержал бы никакого противоречия, если бы мы мы нажали пусковую кнопку водородной бомбы.

Только ощущение ценности, только чувство присваивает знак «плюс» или «минус» ответу на категорический вопрос к себе и превращает его в императив или запрет. Но и то и другое идет не от разума, а от стремлений, исходящих из тьмы, непроницаемой для нашего сознания. В этих слоях, лишь косвенно доступных человеческому разуму, инстинктивное и усвоенное путем обучения образуют в высшей степени сложную структуру, не только близко родственно такой же структуре у высших животных, но в значительной части попросту ей тождественную. Эти структуры существенно различны лишь там, где у человека в обучение входит культурная традиция. Из этой системы взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, возникают побуждения ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнее всего подчинены управлению самовопрошающего разума. Отсюда возникают любовь и дружба, вся теплота чувств, чувство прекрасного, стремление к художественному творчеству и научному познанию. Человек, избавленный от всего так называемого «животного», лишенный влечений, исходящих из тьмы, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, а скорее его полной противоположностью!

Между тем нетрудно понять, почему утвердилось мнение, будто все хорошее и только хорошее, полезное для человеческого общества, обязано своим существованием морали, а все «эгоистические» мотивы человеческого поведения, несовместимые с требованиями общества, возникаю из «животных» инстинктов. Когда человек задает себе кантовский категорический вопрос: «Могу ли я возвысить принцип моего поведения до уровня естественного закона, или при этом возникло бы нечто противоречащее разуму? — то все формы поведения, в том числе и чисто инстинктивные, оказываются вполне разумными, если они выполняют видосохраняющие функции, ради которых из создали Великие Конструкторы Эволюции. Противоречия с разумом появляются лишь при нарушении функций инстинкта. Задача категорического вопроса — отыскать такие нарушения, задача категорического императива — компенсировать их. Если инстинкты действуют правильно, «как задумано конструкторами», то вопрошание себя не отличит их от разумных мотивов. В этом случае вопрос: «Могу ли я возвысить принцип моего поведения до уровня естественного закона?» получит безусловно положительный ответ, ибо этот принцип сам по себе является таким законом!

[Далее приводится пример: ребенок падает в воду, мужчина прыгает за ним, вытаскивает его, исследует принцип своего поведения, выясняет, что возведенный в закон он не противоречил бы разуму]. «Спаситель может мысленно похлопать себя по плечу и гордиться тем, как разумно и нравственно он поступил. Если бы он в самом деле занимался такими рассуждениями, ребенок давно утонул бы, прежде чем он прыгнул в воду. Но человеку, принадлежащему к нашей западной культуре, будет очень неприятно услышать, что он действовал чисто инстинктивно и что любой павиан в подобной ситуации поступил бы так же».

(Курсив автора)

Конрад Лоренц. Так называемое зло. М.2008. Стр.291 — 293

А теперь цитата из Ибн Араби:

Бог поместил в человека знание всех вещей, а затем лишил его возможности узреть то, что поместил в него… Эта одна из божественных тайн, которую разум отрицает и считает чем-то абсолютно невозможным. Близость этой тайне к не ведающим ее подобна близости Бога к человеку к Его слуге, как упоминается в Его словах:»Мы ближе к этому, чем вы сами, но вы не видите»(Коран 56:85). Не смотря на эту близость, человек не зрит и не ведает… Никто не знает, что у него внутри, пока это не раскрывается ему мгновение за мгновением.

(Из темы «Бог — парадоксальная концепция»)

* * *

Marc D. Hauser
Как кажется, биология (а не религия) равняется нравственности

Если религия не является источником нашего нравственного чувства — и нравственное воспитание продемонстрировало возможность научить пристрастности и, следовательно, нравственно разрушительному поведению — то каковы другие потенциальные источники этого чувства?

Один из ответов на этот вопрос приходит из неожиданной области академической исследований — науках о разуме. Последние открытия показывают, что все люди, молодые и старые, мужчины и женщины, консервативные и либеральные, живущие в Сиднее, Сан-Франциско и Сеуле, воспитанные как атеисты, буддисты, католики и иудеи, с образованием на уровне средней школе, университета или профессиональных степеней, наделены даром природы — биологическим кодом для нравственной жизни.

Этот код, универсальная моральная грамматика, дает нам неосознаваемый набор принципов для определения того, что с моральной точки зрения правильно и неправильно. Это беспристрастная, рациональная и бесстрастная способность. Код не диктует, кому мы должны помочь или кому мы вправе причинить вред. Скорее, он представляет собой абстрактный набор правил для интуитивного понимания, когда помощь другому является обязательной и когда вредить другому запрещено.

Источник

В результате миллионов лет эволюции у человека сформировалась способность к восприятию и стратегии поведения, которые до сих пор не до конца изучены. Эти «биологические коды», управлящие поведением, описываются сложнейшими математическими формулами (например, в рамках теории игр). Выигрышная стратегия, позволяющая виду и индивиду выжить, выходит за пределы возможностей интеллекта конкретного человека. Все эти стратегии и коды находятся большей частью в нашем бессознательном.

Бессознательное содержит инструмент приспособления к (и, следовательно, отражения) Реальности. Реальность более полно отражается в бессознательном, чем в интеллектуальных построениях. Более полно хотя бы в том смысле, что интеллект ухватывает лишь рациональный скелет бытия, а не его живую плоть, и лишь задним числом описывает этот скелет (но также и в плане глубины и сложности, которые пока не подвластны интеллекту).

Конечно, интеллект — это тоже результат эволюционного приспособления, и нет смысла полностью противопостовлять его бессознательному. Но все же это специализированный инстумент, который возник относительно недавно, так что пока не стоит полагаться на него слишком рьяно.

Мистическая идея о Боге (Реальности) внутри нас подтверждается эволюционными теориями. Возвращаясь к Ибн Араби: «Бог поместил в человека знание всех вещей, а затем лишил его возможности узреть то, что поместил в него… Эта одна из божественных тайн, которую разум отрицает и считает чем-то абсолютно невозможным». Лишил возможности узреть — то есть поместил в бессознательное.

Без этой незримой области человек не был бы человеком: «Из этой системы взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, возникают побуждения ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнее всего подчинены управлению самовопрошающего разума. Отсюда возникают любовь и дружба, вся теплота чувств, чувство прекрасного, стремление к художественному творчеству и научному познанию. Человек, избавленный от всего так называемого «животного», лишенный влечений, исходящих из тьмы, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, а скорее его полной противоположностью!» (К.Лоренц)

Кличь себя сам, и немолчно зови, доколе, далекий
Из заповедных глубин: «Во̀т я!» — послышишь ответ.

Вяч. Иванов

Это, наверное, о взывании к заповедным глубинам подсознания, где находится «знание всех вещей» (Ибн Араби) и сущность человека — земное отражение небесного Адама Кадмона*.

————-
* Адам Кадмон («Адам первоначальный», «человек первоначальный»), в мистической традиции иудаизма абсолютное, духовное явление человеческой сущности до начала времён как первообраз для духовного и материального мира, а также для человека (как эмпирической реальности) [Авт. текста примечания — С.Аверинцев ]

* * *

«Душа живет только в настоящем; она жила в своих предках много миллионов лет назад. Индивидуальное сознание — это только цветок и сезонный плод, выросший из вечно существующих корневищ, уходящих глубоко под землю; и оно придет в большее согласие с истиной, если примет во внимание существование этих корневищ. Ибо корень вещей есть мать всех вещей». К. Юнг

Научный рационализм Лоренца и иррационализм Юнга сходятся, по сути, в очень сходные представления.

* * *

Эмоции побеждают правила.Моральные эмоции, уходящие корнями в биологию человека, позволяют подняться над бесчеловечными правилами и установлениями общества. У генерала возникает готовность выразить сочувствие врагу, а у солдата накормить  заключенного.Эмпатия и другие моральные эмоции возникли до появления человека.(Мне также вспомнилоcь, что в 19-ом веке были случаи, когда русские генералы, не таясь, восхищались мужеством враждебной французской армии).Our best hope for transcending tribal differences is based on the moral emotions, because emotions defy ideology. In principle, empathy can override every rule about how to treat others. When Oskar Schindler kept Jews out of concentration camps during World War II, for example, he was under clear orders by his society on how to treat people, yet his feelings interfered.Caring emotions may lead to subversive acts, such as the case of a prison guard who during wartime was directed to feed his charges only water and bread, but who occasionally sneaked in a hard-boiled egg. However small his gesture, it etched itself into the prisoners’ memories as a sign that not all of their enemies were monsters. And then there are the many acts of omission, such as when soldiers could have killed captives without negative repercussions but decided not to. In war, restraint can be a form of compassion.Emotions trump rules. This is why, when speaking of moral role models, we talk of their hearts, not their brains (even if, as any neuroscientist will point out, the heart as the seat of emotions is an outdated notion). We rely more on what we feel than what we think when solving moral dilemmas.It’s not that religion and culture don’t have a role to play, but the building blocks of morality clearly predate humanity. We recognize them in our primate relatives, with empathy being most conspicuous in the bonobo ape and reciprocity in the chimpanzee. Moral rules tell us when and how to apply our empathic tendencies, but the tendencies themselves have been in existence since time immemorial.

Источник

* * *
Статья «Этичная собака»(англ.) Поиск истоков человеческой морали в животном мире.Моральные качества в связи с важной активностью — играми.Четыре правила, которым должна следовать каждая хорошая собака )1) Ясность в коммуникации — нужно четко дать понять, что собираешься именно играть.Communicate clearly. Animals announce that they want to play and not fight or mate. Canids use a bow to solicit play, crouching on their forelimbs while standing on their hind legs (above).2) Веди себя прилично. Позволяй более слабому или социально находящемуся ниже рангом иногда выигрывать.Mind your manners. Animals consider their play partners’ abilities and engage in self-handicapping and role reversing to create and maintain equal footing. For instance, a coyote might not bite her play partner as hard as she can, handicapping herself to keep things fair. And a dominant pack member might perform a role reversal, rolling over on her back (a sign of submission that she would never offer during real aggression) to let her lower-status play partner take a turn at “winning”.3) Когда виноват — признай это. Иногда во время игры можно причинить вред. В таких случаях надо извиняться.

Admit when you are wrong. Even when everyone wants to keep things fair, play can sometimes get out of hand. When an animal misbehaves or accidentally hurts his play partner, he apologizes—just like a human would. After an intense bite, a bow sends the message, “Sorry I bit you so hard—this is still play regardless of what I just did. Don’t leave; I’ll play fair.

4) Будь честен. Те, кто продолжают играть не по правилам, подвергнутся остракизму. И это уменьшает их шансы на выживание.

Be honest. An apology, like an invitation to play, must be sincere—individuals who continue to play unfairly or send dishonest signals will quickly find themselves ostracized. This has far greater consequences than simply reduced playtime; for instance, Bekoff’s long-term field research shows that juvenile coyotes who do not play fair often end up leaving their pack and are up to four times more likely to die than those individuals who remain with others. Violating social norms, established during play, is not good for perpetuating one’s genes.

Справедливость, игра по правилам, может быть понята как инструмент адаптации, позволяющий поддерживать социальные связи. Это формирует стабильное сообщество, способствующее индивидуальному выживанию.

Fair play, then, can be understood as an evolved adaptation that allows individuals to form and maintain social bonds. Canids, like humans, form intricate networks of social relationships and live by rules of conduct that maintain a stable society, which is necessary to ensure the survival of each individual.

* * *
Почти дословно та же мысль встречается у Монтеня:»Есть люди, старающиеся выйти за пределы своего существа и ускользнуть от своей человеческой природы. Какое безумие: вместо того, чтобы обратиться в ангелов, они превращаются в зверей, вместо того, чтобы возвыситься, они принижают себя. <…>Действительно, уменье достойно проявить себя в своей природной сущности есть признак совершенства и качество почти божественное. Мы стремимся быть чем-то иным, не желая вникнуть в свое существо, и выходим за свои естественные границы, не зная, к чему мы по-настоящему способны».
(Монтень. Опыты.3. Москва. Голос. 1992. Стр. 389, 390)
* * *
«Прежде видели в сознании человека, в «духе», доказательство его высшего происхождения, его божественности; ему советовали, если он хотел быть совершенным, втянуть, подобно черепахе, в себя свои чувства, прекратить общение с земным, скинуть земную оболочку: тогда от него должно было остаться главное — «чистый дух». На счёт этого мы теперь уже лучше соображаем: как раз именно сознание, «дух», мы считаем симптомом относительного несовершенства организма, как бы попыткой, прощупыванием, промахом, как бы усилием, при котором бесполезно тратится много нервной силы; мы отрицаем, чтобы что-нибудь могло быть совершенным, раз оно делается сознательно. «Чистый дух» есть чистая глупость: если мы сбросим со счёта нервную систему и чувства, «смертную оболочку», то мы обсчитаемся — вот и всё».Фридрих НицшеИсточник
* * *
«С того времени, как человек начал жить на Земле, со времён Адама, с помощью Бога, природы и всего нашего окружения в нас постепенно сформировался особый орган, функцией которого является совесть. Каждый человек имеет этот орган; и тот, кто руководствуется совестью, автоматически ведёт себя согласно Заповедям. Если бы наша совесть была открытой и чистой, не было бы необходимости говорить о морали. Тогда каждый человек, сознательно или бессознательно, вёл бы себя в соответствии с повелениями этого голоса.Совесть не является палкой о двух концах. Это вполне определённое, сформировавшееся в нас в течение столетий, понимание того, что хорошо и что плохо. К несчастью, по многим причинам этот орган обычно покрыт своего рода коркой».Г.И.Гурджиев. «Взгляды из реального мира».Источник
* * *
Спонтанность/естественность в дзен-буддизме (то есть возвращение к своей первоначальной природе). Чисто человеческое действие, лишенное преднамеренности поверхностного ума:»Синие горы — сами собой синие горы.
Белые облака — сами собой белые облака
.В этом подчеркивании естественности Дзэн, несомненно, является наследником даосизма, и дзэнское обозначение спонтанного действия как “чудесной деятельности” (мяо-юн) совпадает с даосским де — добродетелью с оттенком чудодейственной силы. Но ни в даосизме, ни в Дзэн этот дар не имеет ничего общего со способностью совершать сверхчеловеческие сенсационные “чудеса”. “Чудодейственный” или “чудесный” характер спонтанного действия состоит, как раз наоборот, в том, что оно остается чисто человеческим, но лишено и тени преднамеренности».Чуть более подробная цитата из книги Уоттса «Путь дзен» здесь
* * *
«Все хорошее есть инстинкт — и, следовательно, легко, необходимо, свободно».Ницше Ф. Соч. В 2 т. М., 1990. Стр. 579.Перенос отсюда
* * *
Что происходит в абсолютно рациональном идеологизированном государстве:
В антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» показан страшный и крайне идеологизированный — «аполлонический» — мир, руководимый партией, которая больше всего боится естественных человеческих проявлений. Страсть считается «мыслепреступлением».Главный герой думает:»Я ненавижу чистоту, ненавижу благонравие. Хочу, чтобы добродетелей вообще не было на свете»;
«…животный инстинкт, неразборчивое вожделение — вот сила, которая разорвет партию в клочья».
*
[[Чистая рациональность и аполлоническое начало]]Если бы мы ограничились характеристиками Аполлонического начала как солнечного, прекрасного, иллюзорного, если бы Аполлон оставался только «богом всех сил, творящих образами», богом, несущим с собой принцип индивидуации, «principium individuationis», мы оказались бы неправы. Достаточно вспомнить, что он сделал с Марсием, который дерзнул вступить с ним в музыкальное состязание, чтобы понять, насколько не простым является аполлоническое начало. Вот что писал о нем Гомер:Так вопиял он, моляся; и внял Аполлон сребролукий:
Быстро с Олимпа вершин устремился, пышущий гневом,
Лук за плечами неся и колчан, отовсюду закрытый;
Громко крылатые стрелы, биясь за плечами, звучали
В шествии гневного бога: он шествовал, ночи подобный.
Сев наконец пред судами, пернатую быструю мечет;
Звон поразительный издал серебряный лук стреловержца.
В самом начале на месков напал он и псов празднобродных;
После постиг и народ, смертоносными прыща стрелами;
Частые трупов костры непрестанно пылали по стану.
Девять дней на воинство божие стрелы летали…
 (Гомер Илиада (I, 43-53)В этом отрывке гомеровской «Илиады» Аполлон предстаёт как гневный и воинственный бог, бог «ночи подобный». В другом месте о нём сказано «когда он, как демон, в четвертый раз устремился…» Солнечный бог, как и олицетворяемое им светило, мог нести гибель…Натэлла Сперанская
Фрагмент черновика текста «ЭПИФАНИИ АПОЛЛОНА»

* * *
Видимо, битва рыцарей и братание их лошадей :)Изображение 13 в.
* * *
«Из этой системы взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, возникают побуждения ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнее всего подчинены управлению самовопрошающего разума. Отсюда возникают любовь и дружба, вся теплота чувств, чувство прекрасного, стремление к художественному творчеству и научному познанию. Человек, избавленный от всего так называемого «животного», лишенный влечений, исходящих из тьмы, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, а скорее его полной противоположностью!» (К.Лоренц)
По теме:… эмоциональный интеллект: способность выработать для себя мотивацию и настойчиво стремиться к достижению цели, несмотря на провалы, сдерживать порывы и откладывать получение удовлетворения, контролировать свои настроения и не давать страданию лишить себя возможности думать, сопереживать и надеяться. Эмоциональный интеллект — понятие новое, в отличие от коэффициента умственного развития, который вот уже почти столетие определяют у сотен тысяч людей.Обсуждение статьи: Природа эмоционального интеллекта

Также: Философские чувства

* * *
«Из этой системы взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, возникают побуждения ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнее всего подчинены управлению самовопрошающего разума. Отсюда возникают любовь и дружба, вся теплота чувств, чувство прекрасного, стремление к художественному творчеству и научному познанию. Человек, избавленный от всего так называемого «животного», лишенный влечений, исходящих из тьмы, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, а скорее его полной противоположностью!» (К.Лоренц)
По теме:… эмоциональный интеллект: способность выработать для себя мотивацию и настойчиво стремиться к достижению цели, несмотря на провалы, сдерживать порывы и откладывать получение удовлетворения, контролировать свои настроения и не давать страданию лишить себя возможности думать, сопереживать и надеяться. Эмоциональный интеллект — понятие новое, в отличие от коэффициента умственного развития, который вот уже почти столетие определяют у сотен тысяч людей.

Обсуждение статьи: Природа эмоционального интеллекта

Также: Философские чувства

* * *
Всякое упоминание о человечности[Humanität] отсылает нас к чему-то такому, что обособляет человека от природы, выделяет его из нее. В действительности же ни о каком обособлении не может быть и речи: «природное» неразрывно переплетено в человеке с тем, что зовется собственно «человеческим». В своих самых возвышенных и благородных способностях человек  — это та же природа со всей ее откровенной двойственностью. Всё, что есть в ней пугающего и, в принятом понимании, бесчеловечного, пожалуй, как раз и представляет собой ту благодатную почву, на которой только и может произрастать вся человечность его порывов, действий и творений.

Ф.Ницше. Состязание у Гомера.

* * *
Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s